Содержание номеров Трудов ЗИН

Том 322 (2), 2018

Дата опубликования 25 июня 2018 г.

Повторное обнаружение степной гадюки в Грузии

Спустя 75 лет степная гадюка вновь была обнаружена на территории Грузии. Комплексный анализ внешней морфологии, высотного градиента обитания, типологии биотопов и генетический анализ показали высокую степень сходства популяций степных гадюк из Азербайджана, известных как Pelias shemakhensis Tuniyev et al., 2013, и Восточной Грузии. Полученные материалы были использованы для сравнительного анализа и описания нового подвида шемахинской гадюки – P. shemakhensis kakhetiensis ssp. nov. Подвид назван по географическому наименованию исторической области Грузии – Кахетии, в которой расположена большая часть ареала. Рассматривая современное распространение P. shemakhensis, обращает внимание сходство грузинского и азербайджанского кластеров ареала по биотопическому и климатическому факторам. Рассмотрено положение нового подвида в комплексе видов степных гадюк и обсуждаются его отличия от других таксонов этого комплекса. По результатам кластерного и дискриминантного анализов, P. eriwanensis и P. lotievi выступили скорее в подвидовом ранге, тогда, как P. shemakhensis четко отделяется в видовом ранге. По результатам генетического анализа получен противоположный результат – P. shemakhensis и P. eriwanensis являются сестринскими видами. Мы продолжаем придерживаться мнения об автохтонности мелких щиткоголовых гадюк Кавказа, учитывая их древность в Кавказском экорегионе и поразительное разнообразие форм “kaznakovi”-complex и “ursinii”-complex как на Большом Кавказе, так и в Закавказье.

Новый подвид горихвостки-чернушки – Phoenicurus ochruros murinus subsp. nov. из Алтайско-Саянской горной страны и актуальный ареал горихвостки-чернушки

На основе литературных данных, коллекционных материалов, а также по фотографиям с географической привязкой из различных источников, построен актуальный гнездовой ареал горихвостки-чернушки – Phoenicurus ochruros (Gmelin, 1774). Для азиатской части ареала построена вероятностная модель географического распространения вида методом максимальной энтропии, которая использована для уточнения ареала в отдельных регионах. По коллекционным материалам Зоологического музея МГУ (Москва), Зоологического института РАН (Санкт-Петербург) и Института зоологии КН МОН РК (Алматы) выполнено сравнение окраски оперения взрослых самцов горихвостки-чернушки в гнездовом наряде из азиатской части ареала. Выявленные отличия позволили описать новый подвид из Алтая, Тувы, Северного Китая и Западной Монголии – Phoenicurus ochruros murinus Fedorenko subsp. nov., который отличается от соседнего туркестанского подвида Ph. o. phoenicuroides отсутствием контрастных переходов в окраске головы, затылка и спины, и их равномерным тёмно-серым цветом. С латинского название подвида «murinus» переводится как «мышино-серый», что характеризует окраску верха птицы. Проведена ревизия других подвидов из группы азиатских горихвосток-чернушек и составлена карта их распространения.

Видовой призывный крик черного дрозда (Turdus merula) в периоды сезонных миграций и размножения

Представлены результаты анализа 346 спектрограмм видового призывного крика «тсиирр» черного дрозда (Turdus merula), издаваемого птицами во время ночного и дневного миграционного полёта, на миграционных остановках и в период размножения. Длительность сигнала этого типа варьирует в пределах 102–359 мс, а его частотный диапазон находится в области промежуточных и высоких частот от 5. до 9.9 кГц. На спектрограммах большинство сигналов «тсиирр» были c одной высокочастотной и одной более низкочастотной модулированными полосами. Предполагается, что такая структура данного сигнала позволяет птицам поддерживать контакты между собой на большом расстоянии и определять положение друг друга в пространстве. Временные и частотные характеристики призывных криков черных дроздов, летящих миграционным полетом ночью и в дневное время, в среднем достоверно не отличались. Призывный крик во время миграционного полета имел в среднем значительно более узкий диапазон звучания, чем на остановках. Эти различия могли быть вызваны более сильной деградацией структуры сигналов при их распространении во время миграционного полета, чем на остановках. Анализ спектрограмм призывных криков двух пар взрослых черных дроздов во время размножения выявил значительные индивидуальные различия между отдельными птицами. Сигналы мигрирующих особей на остановках были более короткими и более широкополосными, чем у взрослых размножающихся дроздов. Наши исследования сигнализации черного дрозда, а также двух других видов дроздов – певчего дрозда (T. philomelos) и белобровика (T. iliacus), показывают, что во время дневного и ночного миграционного полета птицы этих видов используют только один тип сигнала – видовой призывный крик. Этот сигнал птицы также используют для коммуникации во время миграционных остановок. Какие-либо специализированные «миграционные» сигналы у дроздов в периоды сезонных миграций отсутствуют.

Вклад зоологов России в коллектирование и первоописание птиц мировой фауны

Дан краткий обзор становления музейных коллекций птиц в России, собранных в результате академических экспедиций по всему миру и по территории России. Подчёркивается непреходящая ценность зоологических коллекций, сосредоточенных в зоологических музеях и институтах. Последовательно по хронологии описаны результаты экспедиций, начиная с XVIII века, проходивших под эгидой Российской Академии наук и Императорского Русского географического общества: Первая Сибирская (Д.Г. Мессершмидт), Первая Камчатская и Великая Северная (В.И. Беринг, А.И. Чириков, Г.Ф. Мюллер, Г.В. Стеллер, И.Г. Гмелин, С.П. Крашенинников), Великие академические экспедиции по России (П.С. Паллас, С.Г. Гмелин, И.А. Гюльденштедт, И.И. Лепёхин, И.П. Фальк, И.Г. Георги), кругосветные морские экспедиции (И.Ф. Крузенштерн и Ю.Ф. Лисянский, Ф.Ф. Беллинсгаузен и М.П. Лазарев, Ф.Г. Киттлиц и А.К. Мертенс), а также экспедиции в Бразилию (Г. И. Лангсдорф и Э.П. Менетрие) и И.Г.Вознесенского в Русскую Америку, Командоры и Камчатку. Упоминается о важности зоологических экспедиционных сборов К.М. Бэра, А.Ф. Миддендорфа, Г.И. Радде, Н.А. Северцова, М.Н. Богданова, Г.Е. и М.Е. Грумм-Гржимайло. Особое внимание уделено великим азиатским походам в Центральную Азию в конце XIX – начале XX века Н.М. Пржевальского, В.И. Роборовского, П.К. Козлова, Г.Н. Потанина. М.В. Певцова, Б.Л. Громбчевского, М.А. Пыльцова и Н.А. Зарудного. Описан вклад орнитологов России конца XIX века и СССР в систематику птиц М.Н. Богданова, М.М. Березовского, М.А. Мензбира, В.Л. Бианки, Ф.Д. Плеске, П.П. Сушкина, С.А. Бутурлина, В.И. Дыбовского, В.А. Годлевского, М.И. Янковского и В.К. Тачановского. В заключении говорится об уникальной ценности зоологических коллекций для изучения систематики и филогении, в том числе и на основе молекулярно-генетических исследований.

Беловежский зубр (Bison bonasus bonasus) как музейный экспонат в XVIII – начале XX вв.

На основе анализа архивных документов (главным образом из санкт-петербургских фондов) в статье обсуждается беловежский зубр (Bison bonasus bonasus), как экспонат зоологических музеев в XVIII – начале XX вв. Это крупнейшее из сохранившихся млекопитающих Европы к раннему новому времени было истреблено на большей части своего ареала. В XVI–XVIII вв. зубр имел статус диковинки, считался исключительно королевской дичью и дорогим подарком. В XVIII в. останки зубров из императорских зверинцев попадали в зоологические кабинеты, где становились объектом изучения натуралистов. К концу XVIII в. единственная из сохранившихся популяций равнинных зубров – беловежская – оказалась в границах Российской империи. Внимание царской семьи, сохранившей систему охраны зубров и леса, где они обитали, обеспечило выживание вида до Первой мировой войны. Развитие зоологии и возрастание значимости естественнонаучных коллекций привели, в свою очередь, к тому, что беловежский зубр в это время обрел новый статус – подарка русского царя научному сообществу. Чтобы получить такой ценный подарок, научное сообщество должно было использовать дипломатические и бюрократические каналы, рекрутировать натуралиста для путешествия в Пущу, организовать охоту, обработать шкуру и кости и доставить этот массивный груз в музей. Тем не менее основная часть запросов от европейских и российских натуралистов удовлетворялась, и большинство зоологических коллекций в XIX в. получили зубра в виде чучела, скелета или, по крайней мере, черепа. Превращение кунсткамер XVII–XVIII столетий в исследовательские зоологические учреждения и развитие таксидермии шло параллельно с трансформацией и зубра как музейного экспоната: его чучела становились анатомически точными, в экспозициях стали появляться биогруппы, а в некоторых собраниях – обширные коллекции для сравнительного изучения. Наличие зубров почти во всех крупных европейских музеях сделало вид хорошо узнаваемым публикой. В 1919 г. последний беловежский зубр был убит в дикой природе, но популярность этого вида помогла реинтродукции животного. В настоящее время «старые» музейные экспонаты представляют интерес не только с исторической точки зрения, но и как источник образцов для генетических исследований.

Изменчивость и ее формы: дифференциальный подход

Адекватное описание многообразия живых существ – одна из центральных задач современной биологии. Эта задача требует четкого терминологического аппарата. Между тем, многие понятия, традиционно используемые в подобных описаниях, крайне расплывчаты и неоднозначны. В частности, это касается понятия «изменчивость». В настоящем обзоре мы провели критический анализ данного понятия. Мы показали, что наиболее адекватной трактовкой изменчивости является способность живого претерпевать изменения. При этом широко распространенная традиция сводить изменчивость к биологическому разнообразию некорректна: изменчивость относится к всеобщим свойствам живого, применимым к каждому организму и к каждой клетке, в то время как разнообразие описывает не конкретные организмы или клетки, а их совокупности. Мы предлагаем четко разграничивать три явления: 1) изменчивость, 2) конкретные изменения живых существ и 3) биологическое разнообразие. Между ними прослеживается отчетливая трехзвенная связь: изменчивость реализуется в виде конкретных изменений (метаморфозов, мутаций, модификаций и т.п.), а те, в свою очередь, приводят к биологическому разнообразию. Первое звено здесь сугубо динамическое, во втором присутствуют и динамика, и статика (конкретное событие приводит к конкретному состоянию), а третье представлено неким статическим «кадастром», описывающим данную совокупность живых существ по ее состоянию на конкретный момент времени. Рассмотрены принципы классификации форм изменчивости. Показано, что в основе такой классификации лежит вычленение автономных аспектов изменчивости и подробный анализ каждого из них по отдельности. Данный подход (мы называем его дифференциальной концепцией изменчивости) позволяет успешно разрешить многие терминологические проблем современной биологии.

Том 322 (1), 2018

Дата опубликования 23 марта 2018 г.

О таксономической принадлежности щиткоголовых гадюк Турецкого Малого Кавказа и восточной Анатолии

Отмечается высокая морфологическая специализация у гадюк из изолированных популяций с хр. Отлубекли, окр. дер. Зекерия, Ардаганского перевала, горы Илгар-Даг в Турции и с Джавахетского нагорья в Армении и Грузии. В статье описываются новые формы щиткоголовых гадюк из Турецкого Малого Кавказа и Восточной Турции: Pelias sakoi sp. nov. (хр. Отлубекли), Pelias darevskii uzumorum ssp. nov. (южная известняковая часть Арсианского хр.), Pelias darevskii kumlutasi ssp. nov. (северная вулканическая часть Арсианского хр.). Даны определительные ключи для видов и подвидов комплекса Pelias darevskii-olguni, а также обсуждаются экологические различия представителей этого комплекса. Кластерный и дискриминантный анализы по морфологическим признакам позволяют рассматривать гадюк из указанных изолированных популяций самостоятельными таксонами, тогда как молеклярный анализ по цитохрому b не показал существенных различий для большинства популяций. Подобный результат не должен рассматриваться однозначно в пользу конспецифичности животных из изученных популяций. В дополнение к морфологическим различиям гадюк учитывались такие экологические различия, как биотопическая приуроченность, возраст и размеры наступления половозрелости, история становления ландшафтов и формирования биотопов, мезоклимат биотопов и т.д. Учитывая южное положение хр. Отлубекли и отсутствие на нём следов оледенения, гадюки из окр. Эрзинджана должны рассматриваться, как древняя реликтовая изолированная форма. Климат этого района способствует сохранению древних Восточно-Средиземноморских реликтов, как среди растений, так и среди животных.

Новый вид рода Cixius (Hemiptera: Fulgoroidea: Cixiidae) из Краснодарского края

Cixius (Orinocixius) lermontovi sp. nov. описан с черноморского побережья Краснодарского края России. Это 6-й вид рода Cixius Latreille указанный из этого региона и 27-й вид для фауны России. Этот новый вид отличается от всех других видов подрода Orinocixius малыми размерами (тело с крыльями) – 3.0 мм. C. (O.) lermontovi sp. nov. близок к C. (O.) cambricus China, 1935 и C. (O.) carniolicus Wagner, 1939 по расположению и размеру зубцов фаллотеки и длине анальной трубки самца, но хорошо отличается размером тела и темно-бурой окраской головы, передне- и среднеспинки. C. (O.) lermontovi sp. nov. характеризуется широким пигофором с сильно выпуклыми задними краями, анальной трубкой самца в 4 раза длиннее ширины в ее средней части, фаллотекой с двумя боковыми областями слабой склеротизации, зубчиками на вентральной поверхности, двумя лопастевидными гребнями на дорсальной поверхности – левый гребень глубоко выемчатый проксимально, правый гребень выпуклый, 3 подвижными зубцами у основания дистального сегмента пениса – крупный верхний зубец, направленный вверх, и маленький нижний зубец, направленный вниз, слева и крупный зубец, направленный вверх, справа, нижний край фаллотеки с двумя крупными зубцами проксимально.

Влияние факторов среды обитания на видовое разнообразие и количественное развитие зообентоса Невской губы.

В работе проанализированы данные по прозрачности воды, первичной продукции планктона, деструкции органических веществ, концентрации хлорофилла а, общего фосфора, общей и органической взвеси, таксономического состава, видового богатства, видового разнообразия и количественных характеристик донных животных, собранных в Невской губе в ходе летних экспедиций 2003–012 гг. Методом пошагового восхождения рассчитаны уравнения со свободной константой. С помощью мультирегрессионного анализа оценено влияние биотических и абиотических факторов на структурные и функциональные характеристики сообществ донных животных в Невской губе. Период исследований сопровождался возрождением промышленности г. Санкт-Петербурга, строительством портов и активизацией судоходства, строительством Морского фасада, завершением строительства комплекса защитных сооружений Санкт-Петербурга, строительством морского многофункционального перегрузочного комплекса (ММПК) "Бронка" и подходного к нему фарватера. Результаты статистического анализа показали, что с увеличением концентрации хлорофилла а и первичной продукции в Невской губе индекс видового разнообразия и число видов донных животных достоверно снижались. Анализ факторов влияющих на значения биомассы и продукции сообществ донных животных показал, что эти характеристики возрастали с увеличением концентрации хлорофилла. В период антропогенного стресса 2006–007 гг. существующие связи структурных характеристик зообентоса и функциональных биотических характеристик Невской губы были полностью разрушены. Восстановительный период 2008–012 гг. сопровождался увеличением видового богатства и видового разнообразия зообентоса до уровня, наблюдаемого до антропогенного стресса.

Особенности зоопланктона горных и равнинных водоемов северо-западной Индии.

В 2013–2015 гг. исследованы 9 водоемов, расположенных в горных и равнинных районах северо-западной Индии. В составе зоопланктона выявлены 46 видов, среди которых 18 видов коловраток, 20 видов ветвистоусых и 8 видов веслоногих ракообразных, а также 1 вид Anostraca. В работе впервые для северо-западной Индии зарегистрированы 8 видов коловраток, 5 видов ветвистоусых ракообразных и 2 вида веслоногих ракообразных. Космополиты и палеотропические виды были встречены во всех исследованных водоемах и в Гималаях, и на равнине; палеарктические и голарктические виды — только в Гималаях. Тропические виды населяли только равнинные водоемы. Число видов и индекс видового разнообразия зоопланктона северо-западной Индии были невысокими. Численность зоопланктона была относительно высокой в одном горном озере и во всех исследованных равнинных водоемах (99–487 тыс. экз./м3). Биомасса зоопланктона была невысокой (0.04–8.00 г/м3) и в горных, и в равнинных водоемах, за исключением двух равнинных водоемов, в одном из которых были отмечены проявления ветровых нагонных явлений, на берегу другого располагалось место зимовки стаи крупных птиц. Коловратки входили в состав доминирующего комплекса по биомассе только в горном озере. Основу численности и биомассы зоопланктона практически во всех водоемах составляли ветвистоусые ракообразные, представленные в основном прибрежно-зарослевыми формами, характерными для водоемов с небольшими глубинами. Веслоногие ракообразные развивались в массе лишь в некоторых из исследованных водоемов и в основном были представлены Cyclopoida. Группа Calanoida (Diaptomidae) была отмечена только в одном равнинном озере, расположенном в пустыне. В трофической структуре зоопланктона основная доля была представлена макрофильтраторами. Микрофаги и хищные формы занимали в трофической структуре второе место.

 

 

© Зоологический институт Российской академии наук
Последнее изменение: 25 июня 2018 г.