Содержание номеров Трудов ЗИН

Том 321 (2), 2017

Дата опубликования 26 июня 2017 г.

Обзор видов родов Smicroplectrus  Thomson, 1883 и Exyston Schiodte, 1839 (Hymenoptera: Ichneumonidae: Tryphoninae) Кореи.

Два эволюционно близких рода трибы Exenterini (Ichneumonidae, Tryphoninae) – Smicroplectrus Thomson and Exyston Schiodte – Южной Кореи рассмотрены по материалам коллекции Yeungnam University (YNU), Gyeongsan [Йоннамский Университет, Кенсан], Два вида Smicroplectrus были указаны ранее для Кореи (Cha and Lee 1988): Smicroplectrus erosus (Holmgren, 1857) и S. quinquecinctus (Gravenhorst, 1820). В действительности этот материал включает 5 видов Exenterini, которые относятся к 2 родам трибы: Smicroplectrus pedicellatus sp. nov., S. melanocerus sp. nov., S. actenon Kasparyan, 1976, Exyston clementi (Kerrich, 1952) и E. sibiricus (Kerrich, 1952). Три последних вида отмечаются для Кореи впервые. Новый вид S. pedicellatus близко родственен S. irroratus Kasparyan, 1990, обитающему на юге Дальнего Востока России; для обоих видов характерна светлая (коричневато-желтая) птеростигма, а также более или менее гладкие тергиты с отчетливой пунктировкой и без характерной шероховатой скульптуры, которая типична для большинства других видов рода; по сочетанию этих двух признаков оба эти вида могут быть легко отделены от прочих. В отличие от S. irroratus и S. melanocerus sp nov., педицел S. pedicellatus снизу полностью желтый, и строение полей проподеума у него отличается. S. melanocerus во многом сходен c S. modestus Kasparyan, 1976 (Россия: о. Кунашир), но в отличие от S. modestus тазики у него красные, а апикальная половина усиков полностью черная. Для каждого из этих родов приведены определительные таблицы видов Кореи. Smicroplectrus erosus (Holmgren, 1857) and S. quinquecinctus (Gravenhorst, 1820) исключены из списка видов фауны Кореи.

Автохтонное и аллохтонное органическое вещество в трофической цепи озерных экосистем.

Представлены результаты анализа масс-балансовой модели, имитирующей биотический поток энергии в пелагиали великих озер России (Ладожского, Онежского и Байкала) и небольшого озера в северной части Карелии. Модель создана на базе программного пакета Stella и предназначена для прогнозирования годовой продукции фитопланктона, бактериопланктона и консументов разного порядка (нехищного и хищного зоопланктона, планктоноядных и хищных рыб). Входные (независимые) абиотические параметры модели: географическая широта, средняя глубина, содержание общего фосфора и цветность воды, обусловленная присутствием растворенных окрашенных веществ. Анализируется степень участия автохтонного и аллохтонного органического вещества в едином потоке энергии по пищевой цепи. Подчеркивается, что бактерии – важный компонент планктонного сообщества, связывающий растворенное органическое вещество (РОВ) с организмами трофической цепи. В полигумозных и олиготрофных озерах бореальной зоны, где дыхание планктона превышает первичную продукцию, аллохтонное РОВ, трансформированное в бактериальную продукцию, в значительной степени замещает продукцию фотосинтеза в питании консументов. Эффективность роста бактериопланктона (отношение продукции бактерий к количеству потребленной ими энергии) зависит от соотношения присутствующих в воде автохтонного и аллохтонного РОВ. Показано, что эффективность роста бактерий в озерах с высокой первичной продукцией выше, чем в олиготрофных водах, в которых доминирует аллохтонное РОВ. Обсуждается вклад органического вещества разного генезиса в продукцию гидробионтов в зависимости от содержания в воде общего фосфора и гуминовых веществ. Сделан вывод, что бактериопланктон, утилизируя аллохтонное РОВ, является дополнительным источником энергии для зоопланктона, который, в свою очередь, служит пищевым объектом для планктоноядных рыб. Следовательно, для прогнозирования общей биологической продуктивности и продукции рыбного сообщества следует учитывать продукцию не только автотрофного планктона, но и той части гетеротрофного бактериопланктона, которая специализируется на утилизации РОВ, поступающего в водоем извне.

Новый подвид обыкновенного щитомордника Gloydius halys (Pallas, 1776) (Viperidae, Crotalinae) из Тувы и западной Монголии.

В статье приводится описание нового подвида обыкновенного, или Палласова, щитомордника, обитающего на территории южной Тувы, западной и южной Монголии. Убсунурский щитомордник, Gloydius halys ubsunurensis ssp. nov. отличается от других таксонов комплекса по совокупности морфологических признаков: 1) относительно большему количеству брюшных щитков (V+PreV): 171–188; 2) большему количеству подхвостовых щитков: 47–53 у самцов и 42–46 у самок; 3) большему количеству светлых полос вокруг тела: 35–41; 4) большому количеству светлых полос вокруг тела и хвоста: 47–63; 5) светлой фоновой, «пустынной» окраской дорсальной поверхности тела. Также новый подвид отличается ареалом и особыми биоклиматическими условиями обитания. Популяции, составляющие новый подвид, с одной стороны, проявляют себя как единую совокупность, а с другой, хорошо обособленны от других валидных таксонов комплекса, что хорошо подтверждает анализ морфологических данных методами многомерной статистики. В результате моделирования потенциального распространения убсунурского щитомордника в программе Maxent выявлены зоны оптимума, а также ключевые биоклиматические факторы, влияющие на рисунок ареала. Наибольший процентный вклад вносит среднегодовая температура (72.4%). Второй по значимости показатель – осадки самой влажной четверти года – (11.1%). Средняя температура самой сухой четверти года и осадки самой теплой четверти года – 7.4% и 6.6% соответственно. В публикации приводится определительный ключ для таксонов рода Gloydius, распространенных на территории бывшего СССР.

Позднеплейстоценовая лошадь Equus (Equus) ferus (Perissodactyla, Equidae) Прибайкалья и Забайкалья.

В работе изучены ископаемые остатки настоящих лошадей (Equus (Equus)) из позднеплейстоценовых отложений Прибайкалья и Забайкалья. Исследованный материал датирован второй половиной позднего плейстоцена, от каргинского интерстадиала до позднеледниковья, и происходит из 34 местонахождений, расположенных на территории от Приангарья до западного Забайкалья. Всего были проанализированы 18 целых и фрагментарных верхних и нижних челюстей, 34 изолированных зуба, 37 пястных и 56 плюсневых костей лошадей. Сравнительный анализ размеров зубов и костей конечностей показал сходство позднеплейстоценовых лошадей Прибайкалья и Забайкалья с синхронными лошадьми других регионов Северной Евразии – юга Восточной Европы, Урала, Западной и Северо-Восточной Сибири. Установлено, что степень морфологических отличий между группами ископаемых лошадей ниже, чем от близкородственного вида, – лошади Пржевальского (Equus przewalskii). По результатам исследования костные остатки лошадей Прибайкалья и Забайкалья отнесены к одному виду – Equus ferus, который в позднем плейстоцене имел циркумполярное распространение. Вариации размеров элементов скелета между популяциями лошадей являются проявлением внутривидовой изменчивости E. ferus и отражают локальные адаптации животных к среде обитания. Эта изменчивость не затрагивала основные пропорции костей конечностей, которые в течение позднего плейстоцена изменялись незначительно. Лошадь Пржевальского морфологически отличается от ископаемых лошадей по пропорциям дистальных отделов конечностей. В исследуемом регионе в течение позднего плейстоцена лошадь Пржевальского постоянно не обитала. Ареал этого вида в позднем плейстоцене располагался за пределами Северной Азии.

Краниологическая изменчивость соболя Дальнего Востока.

Соболь (Martes zibellina L.) ценный промысловый пушной вид, ареал которого в настоящее время занимает обширную территорию от Уральских гор до полуострова Камчатка. Дальневосточная часть ареала представляет особый интерес, поскольку предположительно является центром происхождения этого вида, а, вероятно, существовавший здесь лесной рефугиум во время плейстоценовых оледенений способствовал дальнейшему расселению соболя по всему евразийскому континенту. Данное исследование посвящено анализу внутривидового разнообразия населения соболя Дальнего Востока. В предыдущих морфологических исследованиях отмечаются высокая степень изменчивости дальневосточных популяций соболя в размерах черепа и окраске меха. В данной работе проводится анализ данных по изменчивости 22 неметрических признаков черепа у 826 соболей из 14 географических районов Дальнего Востока. Значения фенетических дистанций между 14 выборками соболя варьируют от 0.001 до 0.238. Среди исследованных изолированных популяций выборка соболей о. Сахалин не демонстрирует выраженных особенностей в проявлении мелких аберраций черепа, тогда как выборка п-ва Камчатка несколько обособляется от остальных. Отмечаются популяционные различия в проявлении полового диморфизма – для некоторых популяций (Амгунь, Камчатка, В. Колыма, Пильда, Уда) характерно сходство между самцами и самками в проявлении мелких аберраций черепа. В других случаях (Сахалин, Зея, Охота, Нюкжа) фенетические дистанции между самцами и самками достигают межпопуляционного уровня. В целом в проявлении мелких аберраций черепа популяции соболя Дальнего Востока демонстрируют пространственную гетерогенность, свойственную также для других ранее исследованных морфологических и генетических характеристик населения соболя данного региона.

Поведение самцов обыкновенной полевки (Microtus arvalis Pallas, 1779) хромосомных форм «Arvalis» и «Obscurus» в тесте «Перегородка».

Сравнение социального и индивидуального поведения самцов хромосомных форм «arvalis» и «obscurus» 46-хромосомной обыкновенной полевки (Microtus arvalis Pallas, 1779) было выполнено с использованием теста «перегородка», в котором исключен прямой физический контакт и травмы животных, однако сохраняется возможность видеть, слышать и воспринимать запахи оппонента, находящегося за перегородкой. В экспериментах были использованы животные из лабораторных популяций (Зоологический институт РАН), ведущих начало от полевок, отловленных в зоне соприкосновения ареалов хромосомных форм «arvalis» и «obscurus» (Владимирская область). На независимых группах были выполнены два блока тестов с использованием оппонентов конспецифичной и гетероспецифичной форм: «своего» (N=28 для формы «arvalis»; N=32 для формы «obscurus») и «чужого» (N=31 для обеих форм). Длительность теста – 10 мин. Поведение полевок (последовательность появления и длительность элементов поведения) регистрировали по видеозаписям с помощью программы «Ethograph» (версия 2.07, RITEC, Россия). Было обнаружено, что двигательная активность самцов формы «obscurus» значимо выше, чем у самцов формы «arvalis». Уровень тревожности, оцениваемый по количеству оставленных в экспериментальной установке фекальных болюсов, был выше у самцов формы «arvalis». Статистически значимых различий агрессивного поведения «arvalis» и «obscurus» (длительность и частота бросков на перегородку и грызение сетки) не было выявлено, однако самцы обеих форм характеризовались бoльшей враждебностью по отношению к особям гетероспецифичной хромосомной формы. Полученные данные в целом согласуются с опубликованными нами ранее сведениями о различиях поведения самцов обыкновенных полевок: активно-наступательного – у хромосомной формы «obscurus» и пассивного избегания (затаивание) – у «arvalis».

Роль европейской корюшки Osmerus eperlanus (Linnaeus) в структуре ихтиофауны бассейна оз. Имандра (Мурманская область).

В статье рассматриваются современные тенденции трансформирования сообщества рыб бассейна оз. Имандра (Мурманская область), связанные с изменениями климата, гидрологического режима, усилением процессов эвтрофирования и загрязнения вод. Сохраняющаяся антропогенная нагрузка на водоем в совокупности с неконтролируемым промыслом и отсутствием благоприятных условий для воспроизводства привела к снижению численности и доли длинноцикловых стенобионтных осенненерестующих лососевых и сиговых видов рыб в составе ихтиофауны озера. При этом отмечается увеличение численности эврибионтных весенненерестующих видов с малой промысловой ценностью, таких как европейская корюшка Osmerus eperlanus (Linnaeus). Установлено, что рост численности корюшки сопровождается увеличением ее размерно-весовых показателей. Предельные размеры рыб данного вида сопоставимы с показателями корюшки Онежского и Ладожского озер. Для изучаемого вида также отмечено достаточно интенсивное саморасселение в пределах бассейна оз. Имандра. Корюшка стремительно распространяется в придаточных озерно-речных системах плеса Большая Имандра. Одним из наиболее интересных явлений в настоящее время является процесс саморасселения вида в системе р. Большая Белая. Установлено, что корюшка, несмотря на интенсивное влияние апатит-нефелинового производства и выраженный процесс эвтрофирования вод, способна активными темпами расширять район своего обитания. Показано, что в оз. Большой Вудъявр –типичном горном водоеме, испытывающем интенсивно влияние горнодобывающей промышленности, европейская корюшка способна к натурализации и формированию изолированной от оз. Имандра самовоспроизводящейся популяции. Отмечаемая экспансивная стратегия малоценного с промысловой точки зрения вида аналогична процессам инвазии чуждых видов, снижающих устойчивость и ресурсный потенциал пресноводных экосистем Севера.

Том 321 (1), 2017

Дата опубликования 24 марта 2017 г.

Позднемиоценовый Indarctos (Carnivora: Ursidae) из формации Карабулак на реке Калмакпай (Зайсанская котловина, Восточный Казахстан)

Впервые для неогеновой фауны Казахстана изучен крупный медведь из рода Indarctos. Материал представлен изолированным М1, найденным в позднемиоценовых отложениях (MN13) формации Карабулак на реке Калмакпай (Зайсанская котловина, Восточный Казахстан). Размеров и зубная морфология позволяет отнести находку к I. punjabiensis, широко распространенному в Евразии.

Особенности продукционных процессов в озерах Валаамского архипелага

В работе рассматриваются особенности продукционно-деструкционных процессов в малых озерах Валаамского архипелага. Работа проводилась на 11 малых озерах, сохраняющих естественный режим функционирования. Озера различаются по происхождению, морфометрическим и гидрохимическим параметрам. Для исследованных озер характерны высокие концентрации биогенных элементов, особенно в придонных горизонтах. Структура фитопланктона существенно варьировала от озера к озеру. В фитопланктоне озер Валаамского архипелага были обнаружены 306 таксонов рангом ниже рода. По числу видов на всех участках акватории Валаамского архипелага превалировали цианопрокариоты, зеленые, диатомовые и эвгленовые водоросли. Озера Валаамского архипелага различались по видовому составу, соотношению таксономических групп и уровню вегетации фитопланктона. Численность фитопланктона варьировала от 0.1 до 676.6 млн. кл/л, биомасса – от 0.1 до 105.2 мг/л. Для всех озер Валаамского архипелага были выявлены широкие диапазоны как скорости фотосинтеза (от 0.0 до 4.3 мгО2/л сут), так и деструкции (от 0.0 до 4.2 мгО2/л сут). Высокие значения Амакс были характерны для озер Игуменское, Лещевое, Крестовое и Витальевское, низкие – в озерах Симняховское, Антониевское и Никоновское. Среднемноголетние значения Амакс (1.14 ± 0.08 мгО2/л сут) и максимальной деструкции (1.19 ± 0.07 мгО2/л сут) для всех озер были высокими. В большинстве случаев (90%) максимальные скорости фотосинтеза приходились на слой воды от поверхности до одной прозрачности. Впервые приводятся данные по содержанию хлорофилла α в малых озерах Валаамского архипелага. Показано, что большинство озер относится к мезотрофным водоемам с чертами эвтрофии (ИТС 50–68).

О таксономическом положении родов Paralusanda Synave, Paramangola Synave, Chondroptera Bergroth и Neolollius Muir (Hemiptera: Auchenorrhyncha: Fulgoroidea: Nogodinidae)

Четыре рода, первоначально установленные в семействе Issidae и не имеющие в данный момент определенного таксономического положения, перенесены в семейство Nogodinidae: род Paralusanda Synave, 1956 перенесен в трибу Mithymnini Fennah, роды Chondroptera Bergroth, 1910 и Neolollius Muir, 1921 – в трибу Tongini Kirkaldy, а род Paramangola Synave, 1956 – в трибу Epacriini Fennah. Впервые проиллюстрированы гениталии самца и самки Paralusanda sinuatipennis Synave, 1956, а также переднее и заднее крыло Paramangola schmitti Synave, 1956. Приведены данные по экологии P. sinuatipennis.

Clypeosmilus centrodasus gen et sp. nov., новый род и вид семейства Issidae (Hemiptera: Fulgoroidea) из Северного Вьетнама

Clypeosmilus centrodasus gen. et sp. nov. описан из Северного Вьетнама. Новый род близок к родам Eusudasina Yang, 1994 и Tapirissus Gnezdilov, 2014 в соответствии с сетчатым жилкованием передних крыльев и латерально уплощенным постклипеусом.

Новые таксоны подсемейства Meconematinae (Orthoptera: Tettigoniidae) из Африки и соседних островов

Кратко рассмотрена история таксономического изучения афротропических и мадагаскарских Meconematinae. Для нескольких африканских родов Meconematini установлена подтриба Acilacridina subtrib. nov. Из Камеруна, Южной Африки и Мадагаскара описаны двадцать шесть более мелких новых таксонов Meconematini [Kamerula korupi gen. et sp. nov., K. kameruni sp. nov., Parakamerula irisovi gen. et sp. nov., Brachyamytta rapidoaestima speculifera subsp. nov., Naskreckia gen. nov., Xiphidiola (Deinodiola) adunca subgen. et sp. nov., X. (D.) lobulata sp. nov., X. (D.) dja sp. nov., X. (D.) quadrimaculata immaculata subsp. nov., X. (Hemidiola) emarginata subgen. et sp. nov., X. (H.) minuta sp. nov., Paracilacris (Neacilacris) latiexcisa subgen. et sp. nov., Anaroegas subgen. nov.] и Phisidini [Afrophisis (Jinkevania) parva subgen. et sp. nov., Mirabiphisis subgen. nov., Longiphisis gracilis gen. et sp. nov., L. media sp. nov., Breviphisis robusta gen. et sp. nov.]. Amyttosa mutillata bubiana (Bolivar, 1906), stat. nov. и Xiphidiola aliquantula nigrospinosa Bolivar, 1906, stat. nov. восстановлены из синонимии к A. mutillata (Karsch, 1890) и X. aliquantula (Karsch, 1893) как подвиды этих видов; один бывший род понижен в ранге до подрода Paradecolya Jin, 1992, stat. nov. в составе рода Brachyphisis Chopard, 1957; приведен ряд морфологических, таксономических и географических сведений по A. mutillata и некоторым другим таксонам.

Мексиканские виды рода Cylloceria Schiødte (Hymenoptera: Ichneumonidae: Cylloceriinae)

Установлено, что в Мексике обитают семь видов рода Cylloceria. Из них вид C. morelia Humala et Khalaim sp. nov. описан как новый для науки и два вида, C. alvaradoi Gauld и C. rubrica Dasch, впервые указаны для Мексики. Приводятся новые данные о распространении в Мексике четырех других видов. Cylloceria alvaradoi также впервые отмечен из Панамы. Дан определительный ключ для семи мексиканских видов Cylloceria.

Долговременный мониторинг гнездовых и пролетных популяций птиц на Куршской косе Балтийского моря

На Куршской косе Балтийского моря сотрудниками биологической станции «Рыбачий» с 1957 г. ведется мониторинг сроков весенней и осенней миграции, времени гнездования и послегнездовой дисперсии, динамики численности гнездовых и транзитных популяций птиц с помощью больших ловушек «рыбачинского» типа. Данные мониторинга показывают, что существуют долговременные колебания сроков миграции и гнездования птиц, а также численности их гнездовых и пролетных популяций в Балтийском регионе. Эти колебания в первую очередь связаны с изменениями климата, которые происходят в настоящее время на нашей планете. Потепление климата в северном полушарии в зимний и весенний периоды ведет к более раннему прилету птиц в гнездовой район не только у видов, зимующих в Европе, но и в Африке. Похолодание, наоборот, задерживает прилет птиц на 15–30 дней. Изменение климата может приводить не только к флуктуациям сроков прилета птиц в гнездовой район, но и к срокам отлета их с зимовок (как европейских, так и африканских). Климат в меньшей степени влияет на сроки осенней миграции, они в первую очередь зависят от времени гнездования популяции. Ранний прилет, как правило, приводит к более раннему гнездованию птиц на Куршской косе, что, в свою очередь, способствует более успешному размножению и росту численности гнездовых и транзитных популяций за счет молодых особей. Благодаря долговременному мониторингу местных и пролетных популяций птиц с помощью больших ловушек удалось оценить не только состояние популяций у целого ряда видов в Балтийском регионе, но и выявить влияние современного изменения климата на годовой цикл и динамику численности птиц.

Ключ для определения внутриконтинентальных видов рода Daptonema (Nematoda: Monhysterida: Xyalidae) с описанием нового вида D. borkini sp. nov.

До последнего времени система семейства Xyalidae была чрезвычайно запутана. Характеристики родов Theristus, Cylindrotheristus, Mesotheristus, Pseudotheristus, Mongolotheristus и др. были смешаны. Многие виды многократно меняли свою родовую принадлежность. После последней ревизии (Venekey et al. 2014) во внутриконтинентальных водоёмах сохранили свою самостоятельность только два рода: Daptonema и Sacrimarinema. Роды Cylindrotheristus, Mesotheristus, Mongolotheristus, Penzancia частично сводятся в синонимы к Daptonema. Основным рододифференцирующим признаком является наличие терминальных щетинок. В ряде случаев этот признак не может быть использован, поскольку некоторые особи в популяциях отдельных видов терминальных щетинок не имеют. Развитие системы семейства Xyalidae и рода Daptonema, в частности, возможно с учётом таких признаков, как форма спикул и наличие хвостовых папилл. Отдельно обсуждается гермафродитная особь вида D. borkini sp. nov. В статье приводится ключ для определения внутриконтинентальных видов рода Daptonema. В приводимом ключе представлены виды, встречающиеся во внутриконтинентальных водоёмах. Виды, отмеченные в реках (как правило, это – эстуарии и нижние участки рек), не рассматриваются, так как, скорее всего, это – морские виды, способные переносить значительное опреснение. Приводится описание нового вида D. borkini sp. nov., морфологически близкого D. salinae Gagarin et Gusakov, 2014 и D. limnobia Wu et Liang, 2000. В дополнение к ключу приводится таблица основных характеристик всех внутриконтинентальных видов (самцов) рода Daptonema.

Из Issidae в Tettigonometridae (Hemiptera: Auchenorrhyncha: Fulgoroidea): о таксономическом положении Issuspallipes Lucas, 1853

Описанный в семействе Issidae, Issus pallipes Lucas, 1853, перенесен в семейство Tettigometridae, род Tettigometra Latreille, 1804.

 

 

© Зоологический институт Российской академии наук
Последнее изменение: 29 марта 2017