Содержание номеров Трудов ЗИН

Том 322 (4), 2018

Дата опубликования 25 декабря 2018 г.

Новый род и новый вид семейства Issidae (Hemiptera: Auchenorrhyncha: Fulgoroidea) из Южной Испании

Установлен новый род, Dozierana gen. nov., для Thionia gibbicollis Dozier, 1931, который, в свою очередь, перенесен из семейства Issidae Spinola, 1839 в семейство Nogodinidae Melichar, 1898 подсемейство Colpopterinae Gnezdilov, 2003. Благодаря этой новой комбинации фауна Colpopterinae острова Гаити возрастает до 3 родов с 5 видами. Соответственно семейство Issidae формально отсутствует на острове. Dozierana gen. nov. характеризуется широкой метопой с отчетливым медиальным килем и очень слабыми сублатеральными килями, верхний край метопы выемчатый; корифа в 3 раза шире длины по средней линии; есть пара крупных глазков; переднеспинка короткая с 4 боковыми килями, ее передний край сильно выпуклый, а задний край сильно вогнут; среднеспинка в 7 раз длиннее переднеспинки по средней линии, с сильно выпуклым медиальным килем и двумя латеральными килями, соединяющимися с медиальным килем в виде перевернутой буквы “V”; передние крылья широкие, с широкой гипокостальной лопастью и богатым поперечным жилкованием по всей длине, за исключением, субкостального поля; базальная ячейка крупная, продолговато овальная; костальная жилка с отчетливым верхним килем в виде отдельной жилки; клавус такой же длины, как переднее крыло в целом, открыт; задние голени с одним боковым субапикальным шипом.

Систематика американских кузнечиков (Orthoptera: Tettigoniidae). Сообщение 8

Рассмотрены роды Rhammatopoda Redtenbacher, 1892 (Mecopodinae), Gnathoclita Hagenbach, 1841 (Plemi­niinae), Theia Brunner-Wattenwyl, 1891, Viadana Walker, 1869, Tomeophera Brunner-Wattenwyl, 1878, Abrodiaeta Brunner-Wattenwyl, 1878, Aganacris Walker, 1871, Theudoria Stål, 1874, Ligocatinus Rehn, 1901, gen. resurr. (этот род восстановлен из синонимов Homotoicha Brunner-Wattenwyl, 1891), Ceraiaella Hebard, 1933, Enthephippion Bruner, 1915, Parableta Brunner-Wattenwyl, 1878, Chloroscirtus Saussure et Pictet, 1897 и Euthyrrachis Brunner-Wattenwyl, 1878 (Phaneropterinae), а также Phlugiola Karny, 1907 (Meconematinae). Следущие новые таксоны описаны из Перу, Эквадора, Бразилии, Боливии, Суринама, Парагвая и Колумбии: Rhammatopoda calabaza sp. nov. из Перу; Rh. oxapampa sp. nov. из Перу; Gnathoclita (Gnathoclita) izerskyi sp. nov. из Перу; Theia (Oxyprorella) hetairomima sp. nov. из Перу; Viadana (Paraviadana) ashaninka sp. nov. из Перу; V. (Viadana) rostrata sp. nov. из Перу; V. (V.) parobliqua sp. nov. из Эквадора; Tomeophera cellulata sp. nov. из Перу; T. parallela sp. nov. из Перу; Abrodiaeta (Abrodiaeta) macricula sp. nov. из Перу; A. (Sclerodiaeta) propinqua subgen. et sp. nov. из Бразилии; A. (S.) fruhstorferi sp. nov. из Бразилии; A. (Barodiaeta) minasgerais subgen. et sp. nov. из Бразилии; Rostellula minutissima gen. et sp nov. из Перу; R. santacruzi sp. nov. из Боливии; Separatula adunca gen. et sp. nov. из Перу и Эквадора; Theudoria (Ctenophorema stat. nov.) pyrrhopterus surinam subsp. nov. из Суринама; Ligocatinus paraguay sp. nov. из Парагвая; Ceraiaella zebrina pudica subsp. nov. из Перу; Stylibleta subgen. nov. и Oscarbleta subgen. nov. в составе Parableta s. l.; P. (Parableta) cercata sp. nov. из Эквадора; P. (P.) nikolaii sp. nov. из Перу; P. (?P.) denticulata sp. nov. из Боливии; Chloroscirtus columbianus sp. nov. из Колумбии; Euthyrrhachis consobrina elsol subsp. nov. из Боливии; Phlugiola paratushali sp. nov. из Перу. Один бывший род понижен в ранге до подрода Homotoicha Brunner-Wattenwyl, 1891, stat. nov. рода Theudoria. Amaura olivacea Brunner-Wattenwyl, 1891, A. borelli Giglio-Tos, 1897, Ligocatinus sordidus Rehn, 1921, L. minutus Rehn, 1921 и Phaneroptera quadrivittata Piza, 1967, рассматривавшиеся ранее как принадлежащие трем видам Homotoicha, а также Phaneropterella infumata Piza, 1977 перенесены в род Enthephippion с установлением следующей синонимики: Phaneropterella Piza, 1977, syn. nov. = Enthephippion; E. olivaceum comb. nov. = Ph. quadrivittata; E. borelli sp. resurr. et comb. nov. (этот вид восстановлен из синонимов E. olivaceum) = L. sordidus syn. nov.; E. minutum comb. nov. и E. infumatum comb. nov. являются возможными синонимами друг друга. Homotoicha amazoniensis Cadena-Castañeda, 2015 здесь включен в род Euthyrrhachis (как E. amazoniensis comb. nov.). Приведены также некоторые другие новые сведения по вышеупомянутым родам.

Новый род для Thionia gibbicollis Dozier, 1931 (Hemiptera: Auchenorrhyncha: Fulgoroidea: Nogodinidae) с Гаити

Установлен новый род, Dozierana gen. nov., для Thionia gibbicollis Dozier, 1931, который, в свою очередь, перенесен из семейства Issidae Spinola, 1839 в семейство Nogodinidae Melichar, 1898 подсемейство Colpopterinae Gnezdilov, 2003. Благодаря этой новой комбинации фауна Colpopterinae острова Гаити возрастает до 3 родов с 5 видами. Соответственно семейство Issidae формально отсутствует на острове. Dozierana gen. nov. характеризуется широкой метопой с отчетливым медиальным килем и очень слабыми сублатеральными килями, верхний край метопы выемчатый; корифа в 3 раза шире длины по средней линии; есть пара крупных глазков; переднеспинка короткая с 4 боковыми килями, ее передний край сильно выпуклый, а задний край сильно вогнут; среднеспинка в 7 раз длиннее переднеспинки по средней линии, с сильно выпуклым медиальным килем и двумя латеральными килями, соединяющимися с медиальным килем в виде перевернутой буквы “V”; передние крылья широкие, с широкой гипокостальной лопастью и богатым поперечным жилкованием по всей длине, за исключением, субкостального поля; базальная ячейка крупная, продолговато овальная; костальная жилка с отчетливым верхним килем в виде отдельной жилки; клавус такой же длины, как переднее крыло в целом, открыт; задние голени с одним боковым субапикальным шипом.

Использование ГИС-моделирования для анализа распространения средней ящерицы, Lacerta media Lantz et Cyren, 1920, на территории Дагестана (Россия)

В публикации приводятся результаты ГИС-моделирования с помощью программы MaxEnt 3.3.3k области распространения средней ящерицы, Lacerta media Lantz et Cyrén, 1920, в прошлом, настоящем и будущем. При анализе были использованы географические координаты 26 мест находок вида на территории Дагестана. Полученные модели прошлого распространения (последний ледниковый максимум и средний голоцен) в северо-восточной части Кавказа демонстрируют стабильное расположение потенциально пригодной территории в границах известного современного ареала. Показано отсутствие заметных изменений границ ареала вида при потенциальном потеплении климата в будущем (2050 и 2070 гг.). Мы можем сделать вывод об отсутствии угроз для средней ящерицы со стороны глобального потепления, кроме того, антропогенное воздействие на дагестанские популяции минимально. Были выявлены наиболее перспективные территории для поиска новых популяций: выше и ниже по течению рек Самур, Курах, Андийское Койсу и Аварское Койсу. Кроме того, к ним можно отнести ущелья в среднем течении рек Гамриозень, Халагорк, Уллучай и Чирагчай. Отметим, что эта территория слабо изучена герпетологами.

Бентос губы Лов (Кандалакшский залив, Белое море): современные и архивные данные сорокалетней давности

Изучено донное население губы Лов (Белое море, Кандалакшский берег), принадлежащей к типу ковшовых. Проведено сравнение с аналогичным исследованием начала 1970-х годов. Установлено, что в губе глубже пикноклина до сих пор сохраняются сообщества, имеющие преимущественно арктический характер во главе с доминирующим видом Portlandia arctica. Выше пикноклина отмечены существенные отличия от того, что наблюдалось более 40 лет тому назад. Так, в сообществе, где в 1970-х гг. преобладали двустворчатые моллюски, теперь доминирует многощетинковый червь Alitta virens. Существенно изменилось и сообщество кутового порога. Если в 1970-х эта область была занята плотным поселением Saccharina latissima, то в 2010-х гг. здесь обнаружены лишь отдельные растения этого вида. Подробно изучена структура вод. Рассмотрены обобщенные вертикальные профили температуры, солености и содержания кислорода. Выяснено, что оксиклин залегает практически на тех же глубинах, что и пикноклин, причем содержание в воде кислорода увеличивается с глубиной. Это возможно только при том условии, что глубинные вóды обмениваются зимой. По-видимому, в этом сезоне холодные и насыщенные кислородом поверхностные вóды стекают в придонные слои котловин губы. На основании сделанных наблюдений выказано предположение, что летняя стратификация вод губы Лов обеспечивается зимними адвективными процессами. На основе изучения берегового стока и равного ему по объему компенсационного противотечения с помощью модели водообмена, учитывающей процессы смешения, оценено время смены вод губы, которое оказалось равным приблизительно 200 годам. Расчет темпов водообмена позволил оценить риски хозяйственного использования губы. Предложено запретить любые мероприятия, приводящие к ограничению водообмена и развитию в губе органического загрязнения.

Том 322 (3), 2018

Дата опубликования 26 сентября 2018 г.

К 100-летию Вадима Евгеньевича Гарутта (12 Октября 1917 г. – 28 Марта 2002 г.)

В статье приведена биография известного российского палеонтолога В.Е. Гарутта (1917–2002), старейшего сотрудника Зоологического института РАН, посвятившего свою жизнь изучению плейстоценовых слонов Северной Евразии. Им опубликовано более 70 научных работ о происхождении и путях эволюции слонов мамонтовой линии, морфологии, изменчивости и особенностях развития древних хоботных. В.Е. Гаруттом были предложены к выделению два подсемейства – Primelephantinae и Loxodontinae: он является также автором нескольких таксонов родового, видового и подвидового уровней. По его инициативе в качестве неотипа шерстистого мамонта Mammuthus primigenius был принят скелет Таймырского мамонта. Кроме того, он активно отстаивал самостоятельность рода Archidiskodon. В.Е. Гаруттом были отреставрированы и смонтированы наиболее известные и важные для науки палеонтологические находки (черепа и скелеты южных слонов, трогонтериевых и шерстистых мамонтов, шерстистых носорогов и эласмотерия). Они украшают многие музеи и институты России (Санкт-Петербург, Ставрополь, Пятигорск, Азов, Ростов-на-Дону) и других стран (Тбилиси, Вильнюс, Эдерслебен, Зангерхаузен). Кроме того, В.Е. Гарутт был активным популяризатором палеонтологической науки. Им был создан обширный научный архив палеонтологических данных о находках слонов из многих регионов бывшего Советского Союза и некоторых стран Западной Европы, который хранится ныне в Азовском музее-заповеднике (г. Азов). Под научным руководством В.Е. Гарутта начинали свой путь в палеонтологии, и продолжают активно работать, благодарные ему ученики.

Очарованный слоном

Приведено описание детства и основных этапов жизни Вадима Евгеньевича Гарутта, а также судьбы его родителей. Показаны этапы становления его как специалиста по современным и ископаемым животным, в том числе и слонам. Его судьба тесно сплелась с историей России ХХ века. На нее повлияли и революционные события в России, и Великая Отечественная война, эвакуация и непростые послевоенные годы, перенесенные контузия и тяжёлые болезни. Начиная со школьного возраста, когда он посещал кружок юных зоологов и подрабатывал в Ленинградском зоопарке, жизнь сталкивала его с интересными людьми и ситуациями, которые позволили Гарутту стать специалистом в области морфологии и эволюции мамонтов и других хоботных четвертичного периода. Немаловажную роль в его судьбе сыграли такие личности, как Б.В. Пестинский, А.П. Быстров, Ю.А. Орлов, Л.В. Ошанин, М.М. Герасимов, Б.Е. Быховский и другие учёные. Помимо изучения зубов и костных остатков древних слонов, он осуществлял активную музейную работу, монтаж и реставрацию скелетов ископаемых слонов и носорогов. Результаты его исследований опубликованы в ряде важных монографий и статей, имеющих важное значение для систематики евразийских хоботных и биостратиграфии плейстоцена.

Проблемы валидности таксона Archidiskodon meridionalis gromovi Garutt et Alexejeva, 1964: уточнение диагноза, стратиграфическое распространение, палеоэкология

Слоны мамонтоидной линии имеют важное значение в биостратиграфии раннего плейстоцена Евразии. Для Восточной Европы и сопредельных регионов выделена последовательность подвидов, сменявшихся в течение виллафранка. Archidiskodon meridionalis gromovi является средневиллафранкским этапом эволюции этих слонов и характерным членом хапровского фаунистического комплекса Восточной Европы. Этот вид был описан на основании серийной коллекции зубов из хапровских слоев, вскрывающихся в Северо-Восточном Приазовье в нескольких карьерах и береговых обнажениях (Хапры, Ливенцовка, Морская 1 и др.). Голотипом данного вида является практически целый череп с сильно стёртыми зубами, поэтому ряд его зубных характеристик (частота пластин, толщина эмали) имеет относительно прогрессивный уровень и совпадает с таковыми показателями у лектотипа A. m. meridionalis. Этот факт явился причиной попыток замены таксона A. m. gromovi на другие, основанные на единичных находках или смешанных малочисленных выборках. Имеющиеся возражения в валидности этого таксона связаны в основном с недооценкой или переоценкой размаха изменчивости признаков у выборок из разных местонахождений. Показано, что лектотип A. m. meridionalis также выбран не совсем удачно, поскольку частота пластин и толщина эмали его зубов значительно отличаются от средних показателей поздневиллафранкской выборки из Верхнего Вальдарно. Ряд авторов, признавая наличие примитивной формы южных слонов, относят средневиллафранкских меридионалоидных слонов к ранневиллафранкскому A. rumanus или к типичному поздневиллафранкскому A. meridionalis. Попытки отказа от использования таксона слона Громова приводят к путанице в систематике рода и невозможности использовать такие определения для биостратиграфических и палеогеографических построений. В работе приводится уточненный диагноз подвида A. m. gromovi. Размах изменчивости и средние показатели выборки из хапровских слоев Приазовья отличаются от таковых у поздневиллафранкского A. m. meridionalis из Верхнего Вальдарно. A. m. gromovi является валидным таксоном, охарактеризованным как черепным, так и серийным зубным стратиграфически привязанным материалом.

Раннечетвертичная история рода Archidiskodon (Proboscidea, Elephantidae) в Западной Сибири: к вопросу о промежуточных звеньях в филетической мамонтовой линии

Статья посвящена ранним представителям линии Archidiskodon–Mammuthus из отложений нижнего плейстоцена юга Западной Сибири (Кузнецкая котловина). В пределах рода Archidiskodon описаны формы (A. meridionalis, A. m. tamanensis, A. m. voigtstedtensis, A. aff. wusti), представляющие собой последовательные стадии прогрессивного преобразования линии на раннем этапе ее развития. Морфометрические данные коренных зубов (М3) изучены с помощью авторского метода исследования группы, что позволило уточнить систематическую принадлежность рассматриваемых таксонов и их положение в структуре филетической мамонтовой линии. Показано, что форма, выделявшаяся ранее под названием «слон Вюста», но впоследствии отнесенная к виду M. trogontherii, значимо отличается от последнего по частоте и длине пластин. Она также хорошо выделяется статистически, и рассматривается, как самостоятельный и самый поздний таксон в составе архидискодонтной группы слонов. В структуре филетической мамонтовой линии A. wusti занимает четкую позицию промежуточной формы (своеобразного моста, по словам Г. Полига) между родами Archidiskodon и Mammuthus. Таким образом, с помощью многомерных диаграмм используемого авторского метода стало возможным приблизиться к выявлению так называемых промежуточных звеньев в мамонтовой линии. Обсуждаются также направление филетического развития и некоторые адаптации группы во второй половине раннего плейстоцена. Приводятся сведения о сопутствующей фауне и времени существования описанных видов на рассматриваемой территории.

О случаях патологии зубной системы у Archidiskodon meridionalis meridionalis (Nesti, 1825) из Георгиевского карьера (Ставропольский край, Россия)

Описано два случая нарушения функционирования зубной системы у Archidiskodon meridionalis meridionalis, найденных в Георгиевском песчаном карьере (Ставропольский край, Россия; ранний плейстоцен, секупский фаунистический комплекс). На одном из черепов слона отсутствует один из бивней, а его альвеолярный карман зарос. Вероятно, бивень был обломан в альвеоле уже у взрослого животного, после чего процесс роста не возобновился. На черепе от скелета второго животного на левой верхней челюсти наблюдается нарушение смены зубов M2 на М3. Из-за задержки выпадения зуб М2 несколько смещён лингвально. Передняя часть зуба М3 оказалась скошенной буккально по отношению к оси коронки примерно на 104°. При этом медиальная половина первых шести эмалевых пластин оказалась значительно завёрнутой латерально. На остальных зубах заметных изменений не отмечено. Явной причиной данной аномалии стало нарушение скорости роста М3 и замедление скорости стирания коронки и резорбции двух задних корней М2. Описанная патология, вероятно, не является следствием генетических предрасположенностей, инфекционного воздействия или травмы. На отдельных костях скелета присутствуют признаки остеодистрофии.

Остатки Mammuthus Intermedius Jourdan, 1861 из типовых местонахождений хазарской фауны Нижней Волги

Описываются остатки зубов разных смен и челюстей мамонта Mammuthus intermedius из типового местонахождения хазарского фаунистического комплекса Чёрный Яр / Нижнее Займище (конец среднего плейстоцена – начало позднего плейстоцена; Нижнее Поволжье, Астраханская область, Россия). Находки хранятся в коллекции Астраханского музея-заповедника. Зубы М3/m3 этого слона состоят в среднем из 22–24 эмалевых пластин, с частотой пластин 7.5–7.7 на 10 см и толщиной эмали 1.8–1.9 мм. Данный вид, описанный из близких по возрасту отложений Западной Европы, был, по-видимому, широко распространен в Евразии в период Заалия и Эемского межледниковья. Проведенный сравнительный анализ показал заметное отличие зубов данного таксона от зубов M. trogontherii из Зюссенборна (Германия), Тирасполя (Приднестровье) и Кагальницкого карьера (Северо-Восточное Приазовье, Россия), голотипа M. trogontherii chosaricus частотой пластин, длиной одной пластины, толщиной эмали и общим количеством пластин. Такие же отличия выявлены и от позднеплейстоценовых шерстистых мамонтов из Таймыра и Якутии, в том числе и от неотипа M. primigenius primigenius. Выявлено сходство исследованных зубов из коллекции Астраханского музея с зубами M. intermedius из Западной и Восточной Европы и Западной Сибири. M. intermedius, вероятно, был наиболее массовым видом слонов этого периода и занимал степные биотопы. Менее многочисленные M. trogontherii chosaricus и Palaeoloxodon antiquus, с которыми он сосуществовал, возможно, были обитателями более залесённых ландшафтов.

Аберрантные остатки шерстистого мамонта в коллекции Музея ледникового периода

Самый крупный частный естественно-исторический музей, посвящённый последнему этапу кайнозойской истории северо-востока России, Музей Ледникового периода хранит и изучает остатки ископаемых и современных млекопитающих арктической зоны. В его фонды входят целые и разрозненные элементы скелетов и мумии млекопитающих эпохи последнего оледенения. Особое место в коллекции занимают остатки мамонта, Mammuthus primigenius (Blumenbach, 1799) с необычными и редко встречающимися морфологическими особенностями. Аберрантные экземпляры разделены нами на три группы: ассоциированные остатки, разрозненные кости и зубы. В работе охарактеризованы наиболее интересные из них. Отклонения, обнаруженные на скелете самки мамонта с полуострова Таймыр (сигмоидальный контакт зубов m2 и m3; прижизненные переломы рёбер и неполное срастание невральной дуги атланта), мы относим к индивидуальным особенностям. Срастание грудных позвонков из-за лигаментоза и остеофитоза, значительные деформации некоторых костей и зубов мы относим к патологиям, затруднявшим жизнь мамонтов. Наиболее частые отклонения в строении щечных зубов, по нашим материалам, два: 1) загиб задней части коронки (разной степени интенсивности); 2) развитие линий растворения на цементе коронки параллельно жевательной поверхности в результате жизнедеятельности микроорганизмов в ротовой полости. Приведены случаи ранее не описанных аберраций бивней: дентиновые сгустки в стенке альвеолы бивня и у основания бивня, кольцевидные перетяжки, фиксирующие замедление роста, отклонения в формировании годичных конусообразных приростов. Показана информативность аберрантных остатков для восстановления биологии ископаемого слона.

Обзор известных паразитов шерстистого мамонта (Mammuthus primigenius Blumenbach, 1799)

Палеонтологические исследования в первую очередь основаны на изучении скелетных остатков организмов, но обнаружение мерзлых мумий плейстоценовых млекопитающих с сохранившимися мягкими тканями и внутренними органами позволяет выявить особенности биологии животных, не доступные при изучении скелетов. Ископаемые мумии становятся ценным источником информации о диете, сезоне гибели, миграциях и экологии, болезнях, в том числе паразитарных. Случаи обнаружения ископаемых паразитов у плейстоценовых млекопитающих всегда редки и случайны; до последнего времени специальных исследований на предмет поиска древних паразитов не проводили. В настоящий момент известны паразиты индигирского суслика, узкочерепной полевки Егорова, первобытного бизона, ленской лошади, шерстистого мамонта. В настоящей работе приводится обзор находок паразитов только шерстистого мамонта Mammuthus primigenius (Blumenbach, 1799). За два века изучения этого вида накоплено большое количество разнообразных данных. Целью работы было сделать обзор случаев обнаружения паразитов у этого вида слонов. В статье рассмотрены результаты изучения таких находок мумий мамонтов, как Березовский, Шандринский, Киргиляхский, Сопкаргинский. В результате работы установлено наличие эктопаразитов отряда Diptera: Cobboldia (Mamontia) russanovi Grunin, 1973 и Protophormia terraenovae Robineau-Desvoidy, 1830. Видоспецифический эктопаразит у мамонта – желудочный овод Cobboldia (Mamontia) russanovi. Также в мумиях мамонтов обнаружены гельминты классов Nematoda и Cestoda. В настоящий момент достоверно определить видоспецифических эндопаразитов мамонтов не удалось.

Результаты новейших палеонтолого-стратиграфических и геоархеологических исследований местонахождения мамонтовой фауны Волчья грива

Волчья грива – крупнейшее в Азии местонахождение, где остатки мамонтовой фауны захоронены in situ. Оно расположено в Барабинской лесостепи (Западная Сибирь). В XX веке здесь обнаружены остатки не менее 70 мамонтов, 5 лошадей, 3 бизонов и 1 волка, а также 37 каменных артефактов. Новейшие раскопки 2015–2017 гг. на площади ~30 м2 выявили более 1500 костей и зубов, из которых более 95% принадлежит мамонтам (минимум 14 особей), а остальные – лошадям (3), бизону, волку, рыжей лисице, песцу и грызунам; сопутствующих артефактов – 23 экз. При средней мощности костеносных линз ~0.3–0.5 м концентрация остатков местами превышала 130/м2. По этим материалам получены 45 перекрестных 14С дат, демонстрирующих период захоронения ~20–10 тыс. л. н. Очевидно, на данной территории существовал самый южный и один из самых молодых мамонтовых рефугиумов Евразии. Главной причиной посещения мамонтами Волчьей гривы являлся благоприятный Ca-Na геохимический ландшафт зверового солонца. Во время минерального голодания он привлекал сотни крупных млекопитающих, остатки которых были захоронены в грязевых ваннах и эрозионных формах. Основные уровни костеносного горизонта формировались несколько тысяч лет, что соответствовало двум волнам геохимического стресса мегафауны: в последний гляциальный максимум и позднеледниковье. Данный процесс иллюстрируют типичные костные патологии: экзостозы, остеопороз, эрозия суставных поверхностей и др. Эти факты вместе с отсутствием прямых свидетельств охоты и следов разделки туш указывают, что Волчья грива являлась местом естественной гибели мамонтов, освоенным палеолитическим населением.

Лошади и древние люди: зооархеологическое исследование Мухкая 2а

В статье проводится зооархеологический анализ остатков лошади Стенона Equus (Allohippus) stenonis из местонахождения Мухкай 2а (слой 2, Центральный Дагестан, Россия). Они представляют особый интерес из-за своей многочисленности и могут свидетельствовать об одном из первых пребываний древнего человека на Северном Кавказе – около 1.95 млн. лет назад. В результате сравнения состава и соотношения костей лошади Стенона, особенностей их тафономии показано, что местонахождение является результатом естественной гибели животных. Предполагается, что основная масса костей залегала в отложениях некогда неглубокого периодически пересыхающего и сильно заиленного водоема со слабо текущей или стоячей водой. После полного пересыхания водоема палеонтологический материал оказался запечатанным в глинистой массе, которая, в свою очередь, была захоронена в ходе дальнейших геологических процессов. Исходя из этого, в статье предлагается возможный сценарий формирования данного костного скопления. Скорей всего, это было место водопоя различных животных, где часть из них гибла в силу естественных причин (например, увязала, тонула), кто-то становился добычей хищников. Позже происходило захоронение снесенных в водоем целых трупов или их частей. Очевидно, что тела недавно погибших животных не могли не привлекать к себе древнего человека, будучи легкодоступным источником белковой пищи. Нахождение артефактов и порезов древними каменными орудиями на бедренной кости лошади Стенона свидетельствует о присутствии в Мухкае 2а (слой 2) древнего человека, воздействие которого на формирование тафоценоза было минимальным.

Новые находки муйской полевки (Rodentia: Cricetidae: Alexandromys mujanensis) в Забайкалье

Муйская полевка Alexandromys mujanensis Orlov et Kovalskaya, 1975 была описана на основании кариологического анализа и данных экспериментальной гибридизации. С момента первоописания считалось, что муйская полевка обитает только в Муйской котловине. В полевые сезоны 2013–2014 гг. были отловлены серые полевки в Джергинском заповеднике Баргузинской котловины (выборка «Джирга») и в окрестностях оз. Баунт (выборка «Баунт») (Забайкалье, Бурятия). По данным кариологии и анализа гена цитохрома b (cytb) была определена их видовая принадлежность. На кладограмме, построенной по cytb, эти полевки образуют общую кладу с муйской полевкой из типового местообитания (Муйская котловина). Кариотип полевки из Баргузинской котловины соответствует ранее описанному для муйской полевки (Мейер и др. [Meyer et al.] 1996). Морфологический анализ показал присутствие в баунтовской выборке двух видов – A. mujanensis и A. maximowiczii. До момента более детального анализа материала из разных частей Баунтовской котловины с применением цитогенетических методов мы признаем обитание здесь трех видов полевок – A. maximowiczii и A. mujanensis по результатам нашего анализа, и A. oeconomus по литературным данным. В связи с найденными некоторыми отличиями по молекулярно-генетическим данным между муйской полевкой из Джергинского заповедника и окр. оз. Баунт, были поставлены опыты по экспериментальной гибридизации. Гибриды F1 между муйскими полевками из Джергинского заповедника и окр. оз. Баунт оказались фертильными. Обсуждается вопрос о таксономическом статусе A. mujanensis и времени ее происхождения.

Том 322 (2), 2018

Дата опубликования 25 июня 2018 г.

Повторное обнаружение степной гадюки в Грузии

Спустя 75 лет степная гадюка вновь была обнаружена на территории Грузии. Комплексный анализ внешней морфологии, высотного градиента обитания, типологии биотопов и генетический анализ показали высокую степень сходства популяций степных гадюк из Азербайджана, известных как Pelias shemakhensis Tuniyev et al., 2013, и Восточной Грузии. Полученные материалы были использованы для сравнительного анализа и описания нового подвида шемахинской гадюки – P. shemakhensis kakhetiensis ssp. nov. Подвид назван по географическому наименованию исторической области Грузии – Кахетии, в которой расположена большая часть ареала. Рассматривая современное распространение P. shemakhensis, обращает внимание сходство грузинского и азербайджанского кластеров ареала по биотопическому и климатическому факторам. Рассмотрено положение нового подвида в комплексе видов степных гадюк и обсуждаются его отличия от других таксонов этого комплекса. По результатам кластерного и дискриминантного анализов, P. eriwanensis и P. lotievi выступили скорее в подвидовом ранге, тогда, как P. shemakhensis четко отделяется в видовом ранге. По результатам генетического анализа получен противоположный результат – P. shemakhensis и P. eriwanensis являются сестринскими видами. Мы продолжаем придерживаться мнения об автохтонности мелких щиткоголовых гадюк Кавказа, учитывая их древность в Кавказском экорегионе и поразительное разнообразие форм “kaznakovi”-complex и “ursinii”-complex как на Большом Кавказе, так и в Закавказье.

Новый подвид горихвостки-чернушки – Phoenicurus ochruros murinus subsp. nov. из Алтайско-Саянской горной страны и актуальный ареал горихвостки-чернушки

На основе литературных данных, коллекционных материалов, а также по фотографиям с географической привязкой из различных источников, построен актуальный гнездовой ареал горихвостки-чернушки – Phoenicurus ochruros (Gmelin, 1774). Для азиатской части ареала построена вероятностная модель географического распространения вида методом максимальной энтропии, которая использована для уточнения ареала в отдельных регионах. По коллекционным материалам Зоологического музея МГУ (Москва), Зоологического института РАН (Санкт-Петербург) и Института зоологии КН МОН РК (Алматы) выполнено сравнение окраски оперения взрослых самцов горихвостки-чернушки в гнездовом наряде из азиатской части ареала. Выявленные отличия позволили описать новый подвид из Алтая, Тувы, Северного Китая и Западной Монголии – Phoenicurus ochruros murinus Fedorenko subsp. nov., который отличается от соседнего туркестанского подвида Ph. o. phoenicuroides отсутствием контрастных переходов в окраске головы, затылка и спины, и их равномерным тёмно-серым цветом. С латинского название подвида «murinus» переводится как «мышино-серый», что характеризует окраску верха птицы. Проведена ревизия других подвидов из группы азиатских горихвосток-чернушек и составлена карта их распространения.

Видовой призывный крик черного дрозда (Turdus merula) в периоды сезонных миграций и размножения

Представлены результаты анализа 346 спектрограмм видового призывного крика «тсиирр» черного дрозда (Turdus merula), издаваемого птицами во время ночного и дневного миграционного полёта, на миграционных остановках и в период размножения. Длительность сигнала этого типа варьирует в пределах 102–359 мс, а его частотный диапазон находится в области промежуточных и высоких частот от 5. до 9.9 кГц. На спектрограммах большинство сигналов «тсиирр» были c одной высокочастотной и одной более низкочастотной модулированными полосами. Предполагается, что такая структура данного сигнала позволяет птицам поддерживать контакты между собой на большом расстоянии и определять положение друг друга в пространстве. Временные и частотные характеристики призывных криков черных дроздов, летящих миграционным полетом ночью и в дневное время, в среднем достоверно не отличались. Призывный крик во время миграционного полета имел в среднем значительно более узкий диапазон звучания, чем на остановках. Эти различия могли быть вызваны более сильной деградацией структуры сигналов при их распространении во время миграционного полета, чем на остановках. Анализ спектрограмм призывных криков двух пар взрослых черных дроздов во время размножения выявил значительные индивидуальные различия между отдельными птицами. Сигналы мигрирующих особей на остановках были более короткими и более широкополосными, чем у взрослых размножающихся дроздов. Наши исследования сигнализации черного дрозда, а также двух других видов дроздов – певчего дрозда (T. philomelos) и белобровика (T. iliacus), показывают, что во время дневного и ночного миграционного полета птицы этих видов используют только один тип сигнала – видовой призывный крик. Этот сигнал птицы также используют для коммуникации во время миграционных остановок. Какие-либо специализированные «миграционные» сигналы у дроздов в периоды сезонных миграций отсутствуют.

Вклад зоологов России в коллектирование и первоописание птиц мировой фауны

Дан краткий обзор становления музейных коллекций птиц в России, собранных в результате академических экспедиций по всему миру и по территории России. Подчёркивается непреходящая ценность зоологических коллекций, сосредоточенных в зоологических музеях и институтах. Последовательно по хронологии описаны результаты экспедиций, начиная с XVIII века, проходивших под эгидой Российской Академии наук и Императорского Русского географического общества: Первая Сибирская (Д.Г. Мессершмидт), Первая Камчатская и Великая Северная (В.И. Беринг, А.И. Чириков, Г.Ф. Мюллер, Г.В. Стеллер, И.Г. Гмелин, С.П. Крашенинников), Великие академические экспедиции по России (П.С. Паллас, С.Г. Гмелин, И.А. Гюльденштедт, И.И. Лепёхин, И.П. Фальк, И.Г. Георги), кругосветные морские экспедиции (И.Ф. Крузенштерн и Ю.Ф. Лисянский, Ф.Ф. Беллинсгаузен и М.П. Лазарев, Ф.Г. Киттлиц и А.К. Мертенс), а также экспедиции в Бразилию (Г. И. Лангсдорф и Э.П. Менетрие) и И.Г.Вознесенского в Русскую Америку, Командоры и Камчатку. Упоминается о важности зоологических экспедиционных сборов К.М. Бэра, А.Ф. Миддендорфа, Г.И. Радде, Н.А. Северцова, М.Н. Богданова, Г.Е. и М.Е. Грумм-Гржимайло. Особое внимание уделено великим азиатским походам в Центральную Азию в конце XIX – начале XX века Н.М. Пржевальского, В.И. Роборовского, П.К. Козлова, Г.Н. Потанина. М.В. Певцова, Б.Л. Громбчевского, М.А. Пыльцова и Н.А. Зарудного. Описан вклад орнитологов России конца XIX века и СССР в систематику птиц М.Н. Богданова, М.М. Березовского, М.А. Мензбира, В.Л. Бианки, Ф.Д. Плеске, П.П. Сушкина, С.А. Бутурлина, В.И. Дыбовского, В.А. Годлевского, М.И. Янковского и В.К. Тачановского. В заключении говорится об уникальной ценности зоологических коллекций для изучения систематики и филогении, в том числе и на основе молекулярно-генетических исследований.

Беловежский зубр (Bison bonasus bonasus) как музейный экспонат в XVIII – начале XX вв

На основе анализа архивных документов (главным образом из санкт-петербургских фондов) в статье обсуждается беловежский зубр (Bison bonasus bonasus), как экспонат зоологических музеев в XVIII – начале XX вв. Это крупнейшее из сохранившихся млекопитающих Европы к раннему новому времени было истреблено на большей части своего ареала. В XVI–XVIII вв. зубр имел статус диковинки, считался исключительно королевской дичью и дорогим подарком. В XVIII в. останки зубров из императорских зверинцев попадали в зоологические кабинеты, где становились объектом изучения натуралистов. К концу XVIII в. единственная из сохранившихся популяций равнинных зубров – беловежская – оказалась в границах Российской империи. Внимание царской семьи, сохранившей систему охраны зубров и леса, где они обитали, обеспечило выживание вида до Первой мировой войны. Развитие зоологии и возрастание значимости естественнонаучных коллекций привели, в свою очередь, к тому, что беловежский зубр в это время обрел новый статус – подарка русского царя научному сообществу. Чтобы получить такой ценный подарок, научное сообщество должно было использовать дипломатические и бюрократические каналы, рекрутировать натуралиста для путешествия в Пущу, организовать охоту, обработать шкуру и кости и доставить этот массивный груз в музей. Тем не менее основная часть запросов от европейских и российских натуралистов удовлетворялась, и большинство зоологических коллекций в XIX в. получили зубра в виде чучела, скелета или, по крайней мере, черепа. Превращение кунсткамер XVII–XVIII столетий в исследовательские зоологические учреждения и развитие таксидермии шло параллельно с трансформацией и зубра как музейного экспоната: его чучела становились анатомически точными, в экспозициях стали появляться биогруппы, а в некоторых собраниях – обширные коллекции для сравнительного изучения. Наличие зубров почти во всех крупных европейских музеях сделало вид хорошо узнаваемым публикой. В 1919 г. последний беловежский зубр был убит в дикой природе, но популярность этого вида помогла реинтродукции животного. В настоящее время «старые» музейные экспонаты представляют интерес не только с исторической точки зрения, но и как источник образцов для генетических исследований.

Изменчивость и ее формы: дифференциальный подход

Адекватное описание многообразия живых существ – одна из центральных задач современной биологии. Эта задача требует четкого терминологического аппарата. Между тем, многие понятия, традиционно используемые в подобных описаниях, крайне расплывчаты и неоднозначны. В частности, это касается понятия «изменчивость». В настоящем обзоре мы провели критический анализ данного понятия. Мы показали, что наиболее адекватной трактовкой изменчивости является способность живого претерпевать изменения. При этом широко распространенная традиция сводить изменчивость к биологическому разнообразию некорректна: изменчивость относится к всеобщим свойствам живого, применимым к каждому организму и к каждой клетке, в то время как разнообразие описывает не конкретные организмы или клетки, а их совокупности. Мы предлагаем четко разграничивать три явления: 1) изменчивость, 2) конкретные изменения живых существ и 3) биологическое разнообразие. Между ними прослеживается отчетливая трехзвенная связь: изменчивость реализуется в виде конкретных изменений (метаморфозов, мутаций, модификаций и т.п.), а те, в свою очередь, приводят к биологическому разнообразию. Первое звено здесь сугубо динамическое, во втором присутствуют и динамика, и статика (конкретное событие приводит к конкретному состоянию), а третье представлено неким статическим «кадастром», описывающим данную совокупность живых существ по ее состоянию на конкретный момент времени. Рассмотрены принципы классификации форм изменчивости. Показано, что в основе такой классификации лежит вычленение автономных аспектов изменчивости и подробный анализ каждого из них по отдельности. Данный подход (мы называем его дифференциальной концепцией изменчивости) позволяет успешно разрешить многие терминологические проблем современной биологии.

Том 322 (1), 2018

Дата опубликования 23 марта 2018 г.

О таксономической принадлежности щиткоголовых гадюк Турецкого Малого Кавказа и восточной Анатолии

Отмечается высокая морфологическая специализация у гадюк из изолированных популяций с хр. Отлубекли, окр. дер. Зекерия, Ардаганского перевала, горы Илгар-Даг в Турции и с Джавахетского нагорья в Армении и Грузии. В статье описываются новые формы щиткоголовых гадюк из Турецкого Малого Кавказа и Восточной Турции: Pelias sakoi sp. nov. (хр. Отлубекли), Pelias darevskii uzumorum ssp. nov. (южная известняковая часть Арсианского хр.), Pelias darevskii kumlutasi ssp. nov. (северная вулканическая часть Арсианского хр.). Даны определительные ключи для видов и подвидов комплекса Pelias darevskii-olguni, а также обсуждаются экологические различия представителей этого комплекса. Кластерный и дискриминантный анализы по морфологическим признакам позволяют рассматривать гадюк из указанных изолированных популяций самостоятельными таксонами, тогда как молекулярный анализ по цитохрому b не показал существенных различий для большинства популяций. Подобный результат не должен рассматриваться однозначно в пользу конспецифичности животных из изученных популяций. В дополнение к морфологическим различиям гадюк учитывались такие экологические различия, как биотопическая приуроченность, возраст и размеры наступления половозрелости, история становления ландшафтов и формирования биотопов, мезоклимат биотопов и т.д. Учитывая южное положение хр. Отлубекли и отсутствие на нём следов оледенения, гадюки из окр. Эрзинджана должны рассматриваться, как древняя реликтовая изолированная форма. Климат этого района способствует сохранению древних Восточно-Средиземноморских реликтов, как среди растений, так и среди животных.

Новый вид рода Cixius (Hemiptera: Fulgoroidea: Cixiidae) из Краснодарского края

Cixius (Orinocixius) lermontovi sp. nov. описан с черноморского побережья Краснодарского края России. Это 6-й вид рода Cixius Latreille указанный из этого региона и 27-й вид для фауны России. Этот новый вид отличается от всех других видов подрода Orinocixius малыми размерами (тело с крыльями) – 3.0 мм. C. (O.) lermontovi sp. nov. близок к C. (O.) cambricus China, 1935 и C. (O.) carniolicus Wagner, 1939 по расположению и размеру зубцов фаллотеки и длине анальной трубки самца, но хорошо отличается размером тела и темно-бурой окраской головы, передне- и среднеспинки. C. (O.) lermontovi sp. nov. характеризуется широким пигофором с сильно выпуклыми задними краями, анальной трубкой самца в 4 раза длиннее ширины в ее средней части, фаллотекой с двумя боковыми областями слабой склеротизации, зубчиками на вентральной поверхности, двумя лопастевидными гребнями на дорсальной поверхности – левый гребень глубоко выемчатый проксимально, правый гребень выпуклый, 3 подвижными зубцами у основания дистального сегмента пениса – крупный верхний зубец, направленный вверх, и маленький нижний зубец, направленный вниз, слева и крупный зубец, направленный вверх, справа, нижний край фаллотеки с двумя крупными зубцами проксимально.

Влияние факторов среды обитания на видовое разнообразие и количественное развитие зообентоса Невской губы

В работе проанализированы данные по прозрачности воды, первичной продукции планктона, деструкции органических веществ, концентрации хлорофилла а, общего фосфора, общей и органической взвеси, таксономического состава, видового богатства, видового разнообразия и количественных характеристик донных животных, собранных в Невской губе в ходе летних экспедиций 2003–012 гг. Методом пошагового восхождения рассчитаны уравнения со свободной константой. С помощью мультирегрессионного анализа оценено влияние биотических и абиотических факторов на структурные и функциональные характеристики сообществ донных животных в Невской губе. Период исследований сопровождался возрождением промышленности г. Санкт-Петербурга, строительством портов и активизацией судоходства, строительством Морского фасада, завершением строительства комплекса защитных сооружений Санкт-Петербурга, строительством морского многофункционального перегрузочного комплекса (ММПК) "Бронка" и подходного к нему фарватера. Результаты статистического анализа показали, что с увеличением концентрации хлорофилла а и первичной продукции в Невской губе индекс видового разнообразия и число видов донных животных достоверно снижались. Анализ факторов влияющих на значения биомассы и продукции сообществ донных животных показал, что эти характеристики возрастали с увеличением концентрации хлорофилла. В период антропогенного стресса 2006–007 гг. существующие связи структурных характеристик зообентоса и функциональных биотических характеристик Невской губы были полностью разрушены. Восстановительный период 2008–012 гг. сопровождался увеличением видового богатства и видового разнообразия зообентоса до уровня, наблюдаемого до антропогенного стресса.

Особенности зоопланктона горных и равнинных водоемов северо-западной Индии

В 2013–2015 гг. исследованы 9 водоемов, расположенных в горных и равнинных районах северо-западной Индии. В составе зоопланктона выявлены 46 видов, среди которых 18 видов коловраток, 20 видов ветвистоусых и 8 видов веслоногих ракообразных, а также 1 вид Anostraca. В работе впервые для северо-западной Индии зарегистрированы 8 видов коловраток, 5 видов ветвистоусых ракообразных и 2 вида веслоногих ракообразных. Космополиты и палеотропические виды были встречены во всех исследованных водоемах и в Гималаях, и на равнине; палеарктические и голарктические виды — только в Гималаях. Тропические виды населяли только равнинные водоемы. Число видов и индекс видового разнообразия зоопланктона северо-западной Индии были невысокими. Численность зоопланктона была относительно высокой в одном горном озере и во всех исследованных равнинных водоемах (99–487 тыс. экз./м3). Биомасса зоопланктона была невысокой (0.04–8.00 г/м3) и в горных, и в равнинных водоемах, за исключением двух равнинных водоемов, в одном из которых были отмечены проявления ветровых нагонных явлений, на берегу другого располагалось место зимовки стаи крупных птиц. Коловратки входили в состав доминирующего комплекса по биомассе только в горном озере. Основу численности и биомассы зоопланктона практически во всех водоемах составляли ветвистоусые ракообразные, представленные в основном прибрежно-зарослевыми формами, характерными для водоемов с небольшими глубинами. Веслоногие ракообразные развивались в массе лишь в некоторых из исследованных водоемов и в основном были представлены Cyclopoida. Группа Calanoida (Diaptomidae) была отмечена только в одном равнинном озере, расположенном в пустыне. В трофической структуре зоопланктона основная доля была представлена макрофильтраторами. Микрофаги и хищные формы занимали в трофической структуре второе место.

 

 

© Зоологический институт Российской академии наук
Последнее изменение: 5 февраля 2019 г.