Герпетологическое общество им. А. М. Никольского

Том 5/6, 2006, стр. 5–126. Опубликован 28 июня 2006 г.

Ананьева Н.Б., Калябина-Хауф С.А. 2006. К вопросу о горных кольцехвостых агамах комплекса «Laudakia caucasia» (Agamidae, Sauria). Современная герпетология, 5/6: 5–17.

Ananjeva N.B., Kalyabina-Hauf S.A. 2006. On the problems of the rock agamas of Laudakia caucasia – complex (Agamidae, Sauria). Current Studies in Herpetology, 5/6: 5–17.

Резюме

Семейство агамовых ящериц в Палеарктике представлено одним комплексом родов: Pseudotrapelus, Trapelus, Laudakia и Phrynocephalus (подсемейство Agaminae). Род горных кольцехвостых агам (Laudakia Gray, 1845) включает 16 видов, распространенных в горноскалистых ландшафтах аридной зоны от Греции и дельты р. Нил на западе через Малую, Переднюю и Среднюю Азию до большой излучины р. Брахмапутра на востоке и до Гобийского Алтая на северо-востоке (Ананьева, Петерс, 1990; Ананьева, 2004; Ананьева и др., 2004). Для всех видов характерна приуроченность к аридным горным системам, связанная с морфологическими и экологическими адаптациями обитателей скал. Данные изучения морфологии и биогеографии, а также результаты биохимического анализа и исследований митохондриальной ДНК (Ананьева, Соколова, 1990; Ananjeva, Tuniyev, 1994; Macey et al., 1998, 2000) дают основания для выделения в составе рода по меньшей мере трех комплексов видов: «caucasia»-комплекс, «himalayana»-комплекс и «stellio»-комплекс. К комплексу «caucasia» относятся виды L. caucasia, L. microlepis и L. erythrogastra (Macey et al., 2000 a). Согласно схеме филогенетических связей агамовых ящериц африканско-западно-азиатского подсемейства Agaminae, построенной на основе анализа митохондриальной ДНК, род Laudakia не монофилетичен (рис. 1). Клада Laudakia индийского происхождения, к которой относятся виды L. nupta, L.tuberculata и L. sacra, формирует сестринский таксон по отношению к другим видам Laudakia, а также исследованным видам рода Phrynocephalus. Данные анализа митохондриальной ДНК подтверждают точку зрения о самостоятельности вида L. sacra (Ананьева, Петерс, 1990; Ananjeva et al., 1990) и опровергают мнение об отнесении этой формы в ранге подвида к виду L. tuberculata. Напомним, что Х. Байг (Baig, 1992) предложил новую комбинацию L. tuberculata sacra (Smith, 1935). Полученные результаты, демонстрирующие сестринские взаимоотношения видов рода Phrynocephalus и Laudakia, подтверждают высказанную ранее гипотезу (Ананьева, Соколова, 1990) о том, что агамы родов Phrynocephalus и Laudakia филогенетически ближе друг к другу, чем к роду Trapelus. Обособленное положение вида L. stellio в системе горных агам было ранее показано в исследованиях по биохимической филогении (Joger, Arano, 1987), а гипотеза о различном происхождении эволюционных ветвей рода Laudakia высказана в статье Н.Б. Ананьевой и Г. Петерса (1990).

Review of recent results of study of the Laudakia caucasia species group is presented. Monophyly and species status of L. microlepis and L. caucasia are supported by both molecular and morphological data. Recognition of subspecies, L. c. triannulata is not confirmed by results of DNA analysis. Eastern Caucasian agamas from Turkemenistan differs by more high number of midbody scales and body size in comparison with west-ern agamas (the Caucasus) Results of DNA analysis are used for testing hypotheses on biogeographic fragmentation and an area cladogram for the Iranian Plateau.

Ананьева Н.Б., Мясникова Н.Ф., Агасян А.Л. 2006. Анализ распространения персидской круглоголовки – Phrynocephalus persicus (Agamidae, Sauria) в долине реки Аракс: опыт ГИС-картирования. Современная герпетология, 5/6: 18–40.

Ananjeva N.B., Myasnikova N.F., Agasyan A.L. 2006. Distribution of Phrynocephalus persicus (Agamidae, Sauria) in Aras river valley: using of geographical information system (GIS). Current Studies in Herpetology, 5/6: 18–40.

Резюме

Настоящая работа посвящена изучению распространения и природоохранного статуса персидской круглоголовки (Phrynocephalus persicus De Filippi, 1863) в долине р. Аракс. Персидская круглоголовка относится к роду агамовых ящериц Phrynocephalus Kaup, 1825, широко распространенному в аридном поясе Палеарктики. Ареал вида в Иране охватывает северо-западную и западную части Иранского плато и проходит на север через провинции Западный и Восточный Азербайджан до Северо-Восточной Турции и стран Закавказья (Ананьева и др., 2004; Baran et al., 1989, 2004; Anderson, 1999). В Азербайджане, Армении и в Турции ящерица встречается в долине р. Аракс. Известны находки с плоскогорья Зуванд в Ленкорани (Никольский, 1913, 1915; Алекперов, 1978; Ананьева и др., 2004). В настоящее время признана точка зрения о видовом статусе этой формы (Го-лубев, Межжерин, 1999; Ананьева и др., 2004), которая в течение долгого времени рассматривалась как подвид такырной круглоголовки … Ph. helioscopus persicus (Терентьев, Чернов, 1949; Банников и др., 1977; Wermuth, 1967; Ananjewa, 1981). Еще до момента описания в качестве самостоятельного вида эта ящерица на Кавказе была указана Гогенакером в 1838 г., Мочульским в 1839 г. в окрестности Джульфы, Эйхвальдом в 1841 в долине р. Аракс и другими исследователями Кавказа под названием Ph. helioscopus (Никольский, 1913). Итальянский исследователь Де Филиппи (De Filippi, 1863) описал вид по результатам своего путешествия в Иран, куда он следовал по маршруту: Генуя- Константинополь … Поти … Тифлис (Тбилиси) … Эривань (Ереван) … Джульфа. В описании нового вида, Ph. persicus, типовая территория не была специально определена. Есть указания, что ящерица обычна и широко распространена повсюду на пустынной равнине от Армении до Тегерана. Позже венгерский исследователь Мехели (Meheli, 1894) описал подвид Ph. helioscopus var. horvathi из Аралыха у подножия горы Арарат (Aralich) (ныне территория Турции). В настоящей статье мы не вдаемся в обсуждение таксономических проблем, которые будут изложены отдельно (Ананьева и др., в печати) и, следуя современным представлениям, рассматриваем форму, обитающую в долине р. Аракс как Ph. persicus.

Distribution of Phrynocephalus persicus in Aras River valley using GIS-method was studied. Data on distribution were analyzed using the information on specimens stored in Zoological Institute, Russian Academy of Sciences, Sankt-Petersburg, Russia; Institute of Zoology, National Academy of Sciences, Republic of Armenia, Erevan, Armenia; Zoological Museum, Zoological Museum of the Moscow State University, Russia; Zoological Museum, National Museum of Natural History, Kiev, Ukraine. Analysis of distribution and habitats was based on the summarizing table with georeferenced localities. It was used for maps in ArcView program. Analysis of the tables and maps permit to define more exactly specific habitats of the species and estimate the distribution of available museum specimens among the institutions and along known localities in Aras River valley. Data obtained demonstrate the strong reduction of distribution range and necessity of conservation measures including creation of protected areas in Aras River valley within the Caucasus biodiversity hotspot.

Великов В.А., Ефимов Р.В., Завьялов Е.В., Кузнецов П.Е., Табачшин В.Г., Шляхтин Г.В., Кайбелева Э.И. 2006. Генетическая дивергенция некоторых видов гадюк (Reptilia: Viperidae, Vipera) по результатам секвенирования генов НАДН-дегидрогеназы и 12S рибосомальной РНК. Современная герпетология, 5/6: 41–49.

Velikov V.A., Yefimov R.V., Zavialov E.V., Kuznetsov P., Tabachishin V.G., Shlyakhtin G.V., Kaybeleva E.I. 2006. Genetic divergence of some vipera species (Reptilia: Viperidae, Vipera) from gene sequention of NADN-dehydrogenase and 12S ribosomal RNA. Current Studies in Herpetology, 5/6: 41–49.

Резюме

Организация геномной ДНК рептилий, в частности змей, исследована фрагментарно. Полные митохондриальные геномы представлены в базе данных Gene Bank для двух видов змей Dinodon semicarinatus (Kumazawa et al., 1998) и Ovophis okinavens (Dong, Kumazawa, 2005). Среди гадюк наиболее изученным в этом плане объектом является обыкновенная гадюка (Vipera (Pelias) berus). Для нее последовательность нуклеотидов определена для ряда отдельных генов, таких как гены цитохрома В (cyt b), 16S рибосомальной РНК (16S rRNA), субъединицы 2 НАДН-дегидрогеназы (ND2), фосфолипазы и некоторых других (Gene Bank). Это митохондриальные гены и хромосомные гены ферментов, входящих в состав яда. Митохондриальные гены являются наиболее консервативными среди генов эукариот (Одинцова, Юрина, 2005) и анализ их первичной структуры позволяет выявлять филогенетические связи между различными группами организмов (Антонов, 2005). В основе этих методов лежит определение различий в нуклеотидных последовательностях (Павлов и др., 2004). Обработка таких данных позволяет выявлять, насколько близки в эволюционном отношении исследуемые организмы.

The genes of NADN-dehydrogenase and 12S ribosomal RNA of Vipera (Pelias) nikolskii, V. (Pelias) berus, V. (Pelias) renardi from the Chuvash Republic, Volgograd, Saratov and Samara regions were sequenced. The size of the sequences obtained was 824 and 669 nucleotide pairs, respectively. This makes up practically the full nucleotide sequence of the said genes except short end fragments. According to the sequention results, all the samples fall into two groups, namely: V. (P.) berus from the Chuvash Republic and V. (Pelias) nikolskii from the Samara region … and V. (P.) nikolskii from the Saratov region.

Дуйсебаева Т.Н. 2006. О формировании южной границы ареала обыкновенной жабы, Bufo bufo (Linnaeus, 1758) в Восточном Казахстане. Современная герпетология, 5/6: 50–60.

Dujsebayeva T.N. 2006. On the southern habitat boundary of Common Toad, Bufo bufo (Linnaeus, 1758) in Eastern Kazakhstan. Current Studies in Herpetology, 5/6: 50–60.

Резюме

Согласно общим сводкам по герпетофауне бывшего СССР и сопредельных стран (Терентьев, Чернов, 1949; Искакова, 1959; Банников и др., 1977; Кузьмин, 1999), по территории Северного и Восточного Казахстана проходит южная граница ареала обыкновенной, или серой жабы, Bufo bufo (Linnaeus, 1758). Граница тянется по северо-востоку Кокчетавской и северо-западу Павлодарской областей (примерно 53° с.ш.), далее долиной р. Иртыш спускается до городов Семипалатинск и Усть-Каменогорск и по Южному Алтаю (Маркакольский заповедник) уходит в Китай. Обыкновенная жаба относится к числу обычных представителей фауны позвоночных животных Восточного Казахстана (Прокопов и др., 2000). Однако до последнего десятилетия XX в. из-за отсутствия достаточного количества сведений четкого представления о распространении вида в регионе не существовало. В 90-х гг. таких данных прибавилось (Стариков, Прокопов, 1990; Зинченко В., Зинченко Ю., 1990; Прокопов и др., 2000; Дуйсебаева, 2002), и предположение о более широком распространении жабы на востоке Казахстана, и в частности на Алтае, высказанное ранними исследователями (Никольский, 1918; Искакова, 1959), подтвердилось. В предлагаемой статье в свете последних данных анализируются особенности распространения B. bufo в Восточном Казахстане, обсуждаются перспективы находок на прилежащих территориях, а также высказывается предположение о возможном влиянии климатических событий плейстоцена на формирование южной границы ареала вида в регионе.

Various data on the distribution of Common Toad, Bufo bufo (Linnaeus, 1758) in the Eastern Kazakhstan (from the literature and revised museum collections, obtained by the author during her fieldwork) are summarized. Analysis of the data shows the necessity to relocate the southern habitat boundary by 80 … 100 km south. The perspectives of finding the amphibians in the adjacent regions of Mongolia and China are discussed. A possible influence of climatic events in Pleistocene on the formation of the southern habitat boundary in the Eastern Kazakhstan is suggested.

Островских С.В. 2006. Изменчивость внешней морфологии восточной степной гадюки – Vipera (Pelias) renardi на Северо-Западном Кавказе. Современная герпетология, 5/6: 61–70.

Ostrovskikh S.V. 2006. Morphological variability of Eastern Meadow Viper – Vipera (Pelias) renardi in the North-Western Caucasus. Current Studies in Herpetology, 5/6: 61–70.

Резюме

Среди 6 видов крупнощитковых гадюк Северо-Западного Кавказа степная гадюка, представленная номинативным подвидом (Vipera renardi renardi), является самым широко распространенным и многочисленным. Одна из характерных особенностей популяций гадюки с территории Краснодарского края и Республики Адыгея … высокий процент меланистических особей (Островских, 1996; Ostrovskikh, 1997). Меланизм у гадюк ursinii-комплекса ранее считался крайне редким явлением, однако наши данные и недавние сообщения (Бакиев и др., 2004) указывают на его обычность в ряде локалитетов. Анализ признаков внешней морфологии степной гадюки в регионе позволил выявить ряд особенностей, по сравнению с таковыми в других частях видового ареала.

The variability of external morphological characters of the Vipera renardi renardi populations in the North-Western Caucasus was analyzed. Sexual dimorphism in the size and some morphological characters of adult snakes was revealed.

Туниев С.Б., Островских С.В. 2006. Внутривидовая систематика и географическая изменчивость артвинской ящерицы – Darevskia derjugini (Nikolsky, 1898) (Reptilia: Sauria) на северо-западе ареала. Современная герпетология, 5/6: 71–92.

Tuniyev S.B., Ostrovskikh S.V. 2006. Intraspecific taxonomy and geographical variation of Darevskia derjugini (Nikolsky, 1898) (Reptilia: Sauria) in the north-western part of its habitat. Current Studies in Herpetology, 5/6: 71–92.

Резюме

Ящерица артвинская, или Дерюгина (Darevskia derjugini (Nikolsky, 1898)) … узкоареальный эндемик западной части Кавказа, распространенный на юго-востоке Краснодарского края, Черноморском побережье Кавказа, в Западной и Северо-Восточной Грузии и крайнем северо-западе Азербайджана (рис. 1) (Никольский, 1905, 1913, 1915; Даревский, 1967; Орлова, 1978; Ананьева и др., 1998, 2004; Baran, 1977). В Грузии вид отмечен в Колхидской низменности и на обращенных к морю склонах Большого Кавказского хребта на северо-востоке, на склонах Лихского, Месхетского и Шавшетского хребтов на юго-востоке (Негмедзянов, Бакрадзе, 1973). На Малом Кавказе он обитает в долине р. Куры в окрестностях г. Тбилиси, на Сурамском, Триалетском и Аджаро-Имеретинском хребтах (Орлова, 1978). За пределами Кавказа вид встречается на крайнем северо-востоке Турции, где отмечен в окр. городов Арсина, Борчхи, Ардагана (Clark R., Clark E., 1973) и в Артвине (Нестеров, 1911). Исследования последних лет показали, что произошло сокращение кружева ареала артвинской ящерицы в России не менее чем на 200000 га (Туниев Б., 2003; Туниев С., 2004).

Distribution patterns and geographical variations of Darevskia derjugini (Nikolsky, 1898) are discussed. D. derjugini has been found to have a continuous habitat within the Russian Federation and Abkhazia and a clinal variation of its morphological characteristics. Specimens from the more ancient southern foothill populations have much more pholidosis characters than lizards from the northern and high-mountain populations formed after the Glacier period (Pleistocene). On the basis of our data D. derjugini should be considered as a monotypic species with the subspecies D. d. silvatica, D. d. boehmei and D. d. abchasica being junior synonyms of D. d. derjugini.

Шляхтин Г.В., Табачишин В.Г., Завьялов Е.В. 2006. Экология питания прыткой ящерицы (Lacerta agilis) на севере Нижнего Поволжья. Современная герпетология, 5/6: 93–99.

Shlyakhtin G.V., Tabachishin V.G., Zavialov E.V. 2006. Nutrition ecology of Sand Lizard (Lacerta agilis) in the north of the Lower Volga region. Current Studies in Herpetology, 5/6: 93–99.

Резюме

Lacerta. Этому во многом способствовало включение ее в число видов для монографического описания. Результатом работы большого коллектива авторов явился выход монографии «Прыткая ящерица» (1976), в одном из разделов которой обобщены данные по составу кормов, их специфики в разных частях ареала, возрастным, половым и биотопическим особенностям, сезонной и многолетней динамике и другим аспектам экологии питания этого вида. Однако имеющиеся сведения целесообразно дополнить новыми данными. При изучении питания прыткой ящерицы, как и многих других видов позвоночных, не всегда учитывалось количество утилизированной массы той или иной группы кормов (Красавцев, 1936, 1937 … 1938; Щепотьев, 1948, 1950; Параскив, 1956; Яковлева, 1964; Богданов, 1965; Щербак, 1966; Тертышников, Щербак, 1973; Щербак, Щербань, 1980; Гаранин, 1983; Пикулик и др., 1988; Тертышников, 2002; Епланова, 2005 и др.). Кроме того, литературные сведения о количестве поедаемого корма и величине суточного рациона прытких ящериц противоречивы и весьма генерализованы (Щепотьев, 1952; Никитенко, 1959; Таращук, 1959; Прыткая ящерица, 1976; Булахов, Константинов, 1977; Тертышников, 1992, 2002; Завьялов и др., 2000; Хабибуллин, Онучина, 2000; Кулагина, Хабибуллин, 2001; Мацнев и др., 2001). Из этого следует и нечеткое представление о популяционной динамике потребления кормов, суточном рационе ящериц и его сезонной изменчивости. Эти аспекты экологии питания прыткой ящерицы были основными в наших исследованиях, которые проводились в популяции рептилий, обитающих на склоне балки в окрестностях г. Саратова.

The nutrition of Lacerta agilis was studied by means of stomach content analysis per-formed in the vicinity of Saratov from April till September, 1981 … 1984 and 2002 … 2003. Insects are the main food (a 100% occurrence during the whole active-life period). Of them, representatives of Coleoptera predominated (25.4 … 40.5% by number, 43.5 … 70.9% by weight). Representatives of Lepidoptera, Hymenoptera, Diptera, Homoptera, Hemiptera и Orthoptera are subdominants in the reptile diet in a number of months. Well-flying and quickly-running animals predominate over sedentary ones in the nutrition range. There were rather many invertebrates with cryptic color, venomous, stinging and strongly-smelling ones among the nutrition objects. Moreover, vegetable remains (seeds, leaves, flower fragments etc.) and various small stones (possibly acting as gastrolytes) were met in many stomachs.

Завьялов Е.В., Кайбелева Э.И., Табачишин В.Г. 2006. Сравнительная кариологическая характеристика гадюки Никольского (Vipera (Pelias) nikolskii) из пойм малых рек Волжского и Донского бассейнов. Современная герпетология, 5/6: 100–103.

Zavialov E.V., Kaybeleva E.I., Tabachishin V.G. 2006. A comparative karyologycal characteristics of Forest-Steppe Viper (Vipera (Pelias) nikolskii) from the small river flood-lands of the Volga and Don basins. Current Studies in Herpetology, 5/6: 100–103.

Резюме

Гадюка Никольского (Vipera (Pelias) nikolskii Vedmederja, Grubant et Rudaeva, 1986), обитающая в лесостепной и северной части степной зон Восточной Европы, относится к видам, чей таксономический статус на протяжении длительного времени носит дискуссионный характер (Табачишин и др., 1996; Ананьева и др., 1998, 2004; Bakiev et al., 2005). Использования только морфологического метода в систематике гадюк этой группы недостаточно и, как показала практика последних десятилетий, в таких случаях целесообразно применение других методов анализа, в том числе цитогенетических (Tabachishin et al., 2005). Это обусловливает актуальность изучения кариотипа одного из наиболее распространенных и многочисленных видов герпетофауны севера Нижнего Поволжья … гадюки Никольского (Шляхтин и др., 2001, 2005; Табачишин и др., 2003; Tabatschischin, Sawjalow, 2004).

A chromosomal study was made on Vipera (Pelias) nikolskii from the vicinity of t. Khvalynsk (the flood-lands of small Volga tributaries) and v. Novye Peski (Lysye Gory district, the flood-lands of the Medveditsa river, Saratov region). The diploid set of V. (P.) nikolskii includes 36 chromosomes (2n = 36, NFP) with a pronounced division on macro- (1 … 8th pairs) and microchromosomes (9 … 18th pairs). Sexual chromosomes are represented by the 4th pair of macrochromosomes. The karyotypes of V. (P.) nikol-skii from the Volga valley and from the Medveditsa flood-lands differ by the 7th and 8th pairs of macrochromosomes: they are subtelocentrics and submetacentrics, respec-tively. The revealed differences in the macrochromosomal morphology of V. (P.) nikolskii speak for pericentric inversion in these pair of chromosomes and, obviously, for differences between these populations at a cytogenetic level.

Кайбелева Э.И., Красникова Ю.А., Табачишина И.Е. 2006. Описание кариотипа зеленой жабы (Bufo viridis) из Саратовского Заволжья. Современная герпетология, 5/6: 104–106.

Kaybeleva E.I., Krasnikova Yu.A., Tabachishina I.E. 2006. Karyotype of Bufo viridis from the Saratov Trans-Volga region. Current Studies in Herpetology, 5/6: 104–106.

Резюме

Несмотря на широкое распространение и многочисленность зеленой жабы (Bufo viridis Laurenti, 1768) на севере Нижнего Поволжья (Завьялов и др., 2002; Шляхтин и др., 2005) до настоящего времени вид кариологически не исследовался. В данном сообщении приведены результаты хромосомных исследований зеленой жабы из саратовского Заволжья. Материалом для исследования послужили зеленые жабы (n = 3), собранные в мае 2006 г. на территории Саратовской области (окр. с. Дьяковка, Краснокутский район). Хромосомные препараты готовились из клеток костного мозга по общепринятым методикам (Ford, Hamerton, 1956; Манило, 1989). Готовые препараты окрашивали азурэозином по Романовскому и анализировались с помощью микроскопа «Zeiss». Проводили анализ не менее 8 … 10 метафазных пластинок для каждой особи. Хромосомы располагали в один убывающий по величине ряд. Плечевой индекс (R. L.) определяли после измерения длины длинного и короткого плеч каждой хромосомы. Хромосомные препараты исследованных жаб хранятся в зоологи-ческом музее Саратовского государственного университета. Статистическая обработка первичных данных производилась по общепринятым методикам и включала расчет средних значений для каждого показателя (M) и их ошибку (m) (Лакин, 1990).

The chromosomes of Bufo viridis from the vicinity of v. Diakovka (Krasnyi Kut dis-trict) were analyzed. The diploid set of B. viridis comprises 22 chromosomes (2n = 22) which clearly come under two groups (6 pairs of big and 5 pairs of small ones). The morphological karyotype characteristics is: the 1st … 3rd, 5th, 6th, 8 … 11th pairs are metacentrics, the 4th and 7th ones are submetacentrics: 2n = 18V + 4sV 22, NF = 44. Satellite chromosomes were observed at the long arm of the 5th pair approximately for a half of the metaphase plates under study.

Мишагина Ж.В. 2006. О функциональных объединениях рептилий Восточных Каракумов. Современная герпетология, 5/6: 107–110.

Mishagina J.V. 2006. On functional alignments of Eastern Kara Kum reptiles. Current Studies in Herpetology, 5/6: 107–110.

Резюме

На территории Репетекского заповедника (Восточные Каракумы, Туркменистан) регулярно встречаются 12 видов ящериц, 6 видов змей и 1 вид черепах (Целлариус, 1975). Среднеазиатская черепаха (Agrionemys horsfieldi (Gray, 1844)) растительноядна; змеи Восточных Каракумов питаются в основном мелкими позвоночными (поедание крупных членистоногих отмечалось лишь для многочешуйчатой эфы … Echis multisquamatus Cherlin, 1981 и стрелы-змеи … Psammophis lineolatus (Brandt, 1838)) (Чернов, 1959; Богданов, 1962; Шаммаков, 1981), большая часть ящериц … насекомыми и другими членистоногими. Однако серый варан (Varanus griseus (Daudin, 1803)), чрезвычайно крупный и относительно малочисленный, в сравнении с другими ящерицами Восточных Каракумов, имеет гораздо более высокий статус в цепях питания, и его роль в пустынных биоценозах ближе к таковой змей. Хотя вараны … в большей степени неполовозрелые особи … нередко поедают крупных членистоногих, они являются, скорее, не конкурентами, а врагами симбиотопических ящериц: основу кормовой базы половозрелых особей V. griseus (с учетом биомассы жертв) составляют мелкие позвоночные, в основном грызуны и рептилии (Сергеев, Исаков, 1941; Богданов, 1962; Шаммаков, 1981; Горелов, 1983; Атаев, 1985; Stanner, Mendelssohn, 1986). Значительный кинетизм черепа и острые изогнутые зубы варанов считаются адаптациями к удержанию крупной и подвижной, пытающейся вырваться добычи (Иорданский, 1966; Воробьева, Чугунова, 1995). По наблюдениям Ю.К. Горелова (1983), вараны иногда преследуют свою добычу, что не свойственно другим ящерицам Средней Азии (Богданов, 1965; Ananjeva, Tsellarius, 1985). Следует особо отметить, что зачастую их жертвам свойственны сложные формы поведения, направленные на избегание врагов, что ведет к качественному отличию варанов как хищников от прочих ящериц, совместно обитающих с ними.

Sympatric reptile species of the Eastern Kara Kum desert were grouped into three functional alignments according to general trends of their food habits and status in trophic chains, namely: phytophagous (1 tortoise species); mainly entomophagous (11 lizard species); sarcophagous and mainly sarcophagous (1 lizard and 6 snake species). These groups may be regarded as basic grades in a complex ecological classification of the Eastern Kara Kum desert reptiles.

Смирнов Н.А., Хлус Л.Н. 2006. Батрахофауна национального природного парка «Вижницкий». Современная герпетология, 5/6: 111–116.

Smirnov N.A., Khlus L.N. 2006. Amphibian fauna of the National Natural Park «Vizhnytskyi». Current Studies in Herpetology, 5/6: 111–116.

Резюме

В связи с интенсификацией антропогенного влияния на естественные экосистемы сегодня остро стоит вопрос о создании новых и расширении уже существующих заповедных территорий с целью сохранения биоразнообразия живых организмов, что является необходимой предпосылкой нормального функционирования биосферы и жизнедеятельности человека как ее неотъемлемого компонента. Одно из перспективных направлений подобной деятельности … создание национальной экологической сети. Проблемы, возникающие при этом, длительное время изучаются на территории Северной Буковины, результатом чего стало создание ряда новых объектов природно-заповедного фонда, которые в дальнейшем будут выполнять функцию ядер экосети. Одним из таких объектов является национальный природный парк «Вижницкий» (НППВ). Для более эффективного сохранения и воспроизведения живых компонентов в составе биогеоценоза необходимо их глубокое и разностороннее изучение. Специальные исследования амфибий на территории Покутско-Буковинских Карпат проводились в середине 1950-х гг. (Никитенко, 1959). Глубокие изменения, произошедшие за это время в окружающей среде, прежде всего, связанные с влиянием антропогенных факторов, не могли не отразиться на всех составляющих биогеоценоза, в том числе и на батрахофауне. Это предопределяет необходимость изучения современного состояния популяций земноводных, которые, благодаря особенностям размножения и жизнедеятельности, способны быстро реагировать на изменения окружающей среды. Учитывая вышеизложенное, целью данной работы было изучение видового состава и эколого-популяционных особенностей амфибий Национального природного парка «Вижницкий».

The specific structure and regional features of the biology and ecology of amphibians in the national natural park «Vizhnytskyi» were investigated. 9 amphibian species from 2 orders and 4 families have been revealed. The rarity component makes 33.3% (Sala-mandra salamandra L., Triturus montandoni Boul., T. alpestris Laur.) of the amphibian fauna.

Табачишин В.Г., Завьялов Е.В., Табачишина И.Е. 2006. Пространственное размещение разноцветной ящурки – Eremias arguta (Pallas, 1773) на севере ареала в Поволжье. Современная герпетология, 5/6: 117–124.

Tabachishin V.G., Zavialov E.V., Tabachishina I.E. 2006. Spatial distribution of Eremias arguta (Pallas, 1773) in north of its Volga habitat. Current Studies in Herpetology, 5/6: 117–124.

Резюме

Разноцветная ящурка (Eremias arguta (Pallas, 1773)) является одним из наиболее изученных в России представителей рода Eremias. Этому во многом способствовало ее включение в число животных, вошедших в монографические описания. Результатом работы большого коллектива авторов явился выход сводки «Разноцветная ящурка» (1993), в одном из разделов которой обобщены данные по распространению вида в различных частях ареала, биотопическим и стациальным особенностям, другим аспектам пространственного размещения ящериц. Между тем некоторые очаги обитания вида в пределах окраинных участков ареала из-за мозаичности распространения рептилий остаются до конца не выявленными. Данное замечание справедливо в отношении северной части территории обитания разноцветной ящурки, в частности Поволжья, что в целом определило актуальность и своевременность настоящего исследования. Анализ биотопической приуроченности и численности разноцветной ящурки основан на данных полевых исследований, проведенных в весеннелетний период 1998 … 2005 гг. Плотность населения ящериц определяли в ходе учетов на пробных площадках (Шляхтин, Голикова, 1986) и на постоянных, не строго фиксированных маршрутах с последующим пересчетом полученных показателей на площадь (Челинцев, 1996). Кроме того, исследовались коллекционные материалы зоологических музеев Московского (ЗМ МГУ) и Саратовского (ЗМ СГУ) государственных университетов, Зоологического института РАН (ЗИН РАН, г. Санкт-Петербург), Института экологии Волжского бассейна РАН (ИЭВБ, г. Тольятти) и Национального научно-природоведческого музея НАН Украины (ЗМ ННПМ НАН, г. Киев). Полученные данные закартированы на основе равноугольной картографической проекции Меркатора (с квадратами 10Ч10 км), использованной при составлении Атласа амфибий и рептилий Европы (Atlas of Amphibians and Reptiles, 1997). Статистическая обработка и картографирование полученных материалов выполнялись с применением программ Mapinfo Professional, Statgraphic.

The modern distribution of Eremias arguta is considered. The species is shown to be represented by stable populations on a vast territory of the Volga region (Saratov and Samara regions) at present, its habitat there is mosaic and the abundance is comparable with that at the central part of the whole habitat. In view of the gradual average annual temperature elevation trend within the territory under study and some stabilization of moisture indices, a decrease in abundance and a shift south of the northern habitat boundary should be expected. Since the peripheral settlements of E. arguta in the Volga region are of separate nature, the species is recommended to enter the Red Books of the Saratov and Samara regions.

Боркин Л.Я. 2006. Памяти друга – Михаила Михайловича Пикулика (1948–2006). Современная герпетология, 5/6: 125–129.

Borkin L.Ya. 2006. In memory of my friend Michael M. Pikulik (1948–2006). Current Studies in Herpetology, 5/6: 125–129.

 

Том 17, 2017
Том 16, 2016
Том 15, 2015
Том 14, 2014
Том 13, 2013
Том 12, 2012
Том 11, 2011
Том 10, 2010
Том 9, 2009
Том 8, 2008
Том 7, 2007
Том 5/6, 2006
Том 3/4, 2005
Том 2, 2003
Том 1, 2000

Последнее изменение: 12 марта 2019            © Герпетологическое общество им. А. М. Никольского, 2006–2019