Русский
English

Одиннадцать съездов Русского энтомологического общества

В.И. Тобиас

Съезды РЭО ведут свое начало с 1950 г., когда в Ленинграде 15–18 февраля состоялось "I Всесоюзное энтомологическое совещание". Об этом событии в статье акад. Е.Н. Павловского и А.А. Штакельберга (1950), открывающей сдвоенный N 1–2 "Энтомологического обозрения", сказано (с. 3): "По своим задачам и составу участников это Совещание, в сущности говоря, явилось первым Всесоюзным Съездом членов Энтомологического общества, организованным после утверждения нового устава Общества Президиумом Академии наук СССР (1947)". Задачи этого первого форума членов ВЭО были в большей степени организационные, чем научные. Хотя совещание и шло 4 дня, как и все последние съезды ВЭО, на нем было заслушано всего 16 докладов, которые разделялись на:

  1. "Отчетно-организационные" (отчеты Совета ВЭО за послевоенные годы и ревизионной комиссии, доклад об итогах и перспективах развития систематики и фаунистики (А.А. Штакельберг) и о подготовке исследовательских кадров (Б.Н.Шванвич);
  2. "Научно-практические доклады" (всего 6);
  3. "Научные доклады, дающие основания для проведения мероприятий по прикладной энтомологии".

Из этой программы совещания четко просматривается приоритет практических задач. Кроме выборов Совета и Ревизионной комиссии, которые проводились на всех последующих съездах, исключая III, были осуществлены выборы редколлегии, библиотечного сектора и так называемого "массового сектора", в состав которого вошли 11 из 36 членов Совета и в задачи которого, судя по акценту резолюции, входило привлечение в Общество новых членов и организация отделений и филиалов. В работе совещания приняло участие 262 человека, представлявших 40 учреждений из 23 городов СССР. Но лишь 138 из них были членами ВЭО. Из всех участников 203 было из Ленинграда, 23 из Москвы, а из остальных городов (от Львова до Владивостока и от Петрозаводска до Тбилиси и Ташкента) по 1–4 человека. Следует сказать, что всего в ВЭО состояло в то время около 400 членов.

Все сказанное не означает, что ранее в стране не было энтомологических форумов и что 4 сотнями исчерпывалось число энтомологов. Напротив, у I съезда (совещания) были форумы-предшественники. Это проводившиеся в 1918, 1920, 1921 и 1922 г. Всероссийские энтомо- фитопатологические съезды, а потом до 1932 г., Всесоюзные съезды по защите растений. Много было и энтомологов, но далеко не все они состояли членами ВЭО. До 1950 г., то есть до I съезда ВЭО, Общество численно почти не росло: в 1909 г. в нем было 338 членов, в 1935 – 390, в 1949 – 378; на последнюю цифру, конечно, не смогла не повлиять Великая Отечественная война, унесшая жизни многих энтомологов.

С I съезда начинается постоянный рост рядов ВЭО. В 1953 г. в Обществе состояло 985 членов, ко II съезду (совещанию) в феврале 1954 г. – уже 1088 человек, в 1960 г. (IV съезд ВЭО ) – 1460, через 10 лет (VI съезд) – 2298, а еще через 5 лет – уже 3000. К X съезду число членов ВЭО приблизилось к 4 тысячам. Соответственно резолюции I съезда начинает интенсивно расти число отделений Общества. К началу 1950 г. оно имело лишь одно отделение – Украинское, в Киеве. Сразу после I съезда организованы отделения в Москве, Воронеже, Ростове-на-Дону, организуются отделения в Крыму, Грузии, Узбекистане. В 1953 г. отделений было уже 12, в 1960 г. – 17. Далее рост числа отделений замедлился в силу сравнительной немногочисленности в стране достаточно крупных энтомологических центров: в 1975 г. число отделений достигло 23, к X съезду их было 26, не считая филиалов Украинского (14) и Сибирского (9) отделений.

II съезд (совещание) был снова проведен в Ленинграде в 1954 г., III в Тбилиси в 1957 г., затем снова в Ленинграде в 1960 г. (IV, посвященный 100-летию ВЭО), потом в 1963 г. в Ташкенте. На последнем снова произошел возврат к статусу совещания и в данном случае более оправдано, так как предполагалось обсудить на нем главным образом проблемы энтомологии в ресурсах Средней Азии с ограниченным числом участников; по этой причине не были предусмотрены выборы руководящих органов ВЭО и были лишь продлены полномочия предыдущих составов Совета и Президиума, а также ревизионной комиссии. Все-таки совещание в Ташкенте собрало очень широкий круг энтомологов из всех регионов страны, и нет оснований называть этот форум иначе, чем V съезд ВЭО.

Далее следует значительный перерыв, и очередной VI съезд состоялся в Воронеже лишь через 7 лет, в 1970 г., так что Совету и Президиуму пришлось отчитываться сразу за 10 лет. Но в этот период произошло событие, которое способствовало широкому научному общению энтомологов в неменьшей степени, чем съезд. В 1968 г. в Москве состоялся XIII Международный энтомологический конгресс, который собрал от СССР невиданное число участников – 2200.

После Воронежа следующий VII съезд снова проводился в Ленинграде, в 1975 г. Затем опять следуют два съезда в отделениях ВЭО – в Вильнюсе – VIII съезд в 1979 г. и в Киеве – IX, в 1984 г.

Каждый из съездов – это определенная веха в истории ВЭО и энтомологии в СССР, хотя не все они были в равной степени представительными как по адекватности числа их участников числу членов ВЭО, так и по своей тематике. Что касается последнего вопроса, то вполне естественно, что при проведении съезда в Тбилиси было решено акцентировать внимание на задачах энтомологии на Кавказе, в Ташкенте – на вопросы, связанные с изучением насекомых Средней Азии, в Воронеже – на проблемах лесной и сельскохозяйственной энтомологии, в Вильнюсе и Киеве, соответственно, на вопросах, связанных в значительной степени с энтомологическими исследованиями в Прибалтике и на Украине. Эта качественная сторона каждого из съездов, проводившихся в разных регионах, безусловно способствовала развитию в них энтомологии, и в этом прежде всего историческое значение каждого из этих съездов.

Можно отметить и еще некоторые исторические вехи. Так, на II съезде (Ленинград, 1954 г.) впервые было выделено 6 научных секций. К съезду в Тбилиси (1954 г.) впервые подготовлено 2 тома тезисов – один издан в Тбилиси, другой – в Ленинграде. Там же впервые из-за большого числа участников пришлось прибегнуть к так называемым "фиксированным сообщениям" (в дальнейшем краткие 5- и 10-минутные сообщения). Съезд в Ленинграде в 1960 г., как уже сказано, был юбилейным, посвященным 100-летию Общества, так же как и киевский съезд – его 125-летнего юбилея. Ленинградский VII съезд (1975 г.) замечателен тем, что впервые было стабилизировано секционное разделение съезда, а сами секции и их руководство зафиксированы затем в качестве организационных единиц Общества. Впервые в рамках секций было проведено большое число симпозиумов, способствовавших профессиональному сближению энтомологов (что являлось главной задачей Общества). Это также дало возможность заслушать и обсудить большое число докладов. Съезд в Ленинграде в 1975 г. впервые пришлось вынужденно проводить как делегатский. С этого съезда установилась и структура последующих съездов и делегатский принцип их организации.

Здесь нет возможности провести сколь-нибудь полный разбор научной тематики проведенных съездов. Однако же некоторое представление об этом и о том, какие отрасли энтомологии привлекали за прошедшие 50 лет наибольшее внимание, дают выделявшиеся на съездах секции. На II съезде (1954 г.) – это были, как и на X съезде, секции общей, сельскохозяйственной, медицинской-ветеринарной и лесной энтомологии. Но кроме того на нем работали секции биометода и почвенной энтомологии, что, конечно, было связано с авторитетом этих направлений исследований: незадолго перед тем М.С. Гиляров, признанный основатель почвенной зоологии, получил государственную премию, а биометод в 50-е и предшествовавшие годы возглавлялся у нас такими авторитетами, как Н.Ф. Мейер, Н.А. Теленга, И.А. Рубцов.

На III съезде в Тбилиси сельскохозяйственная и лесная энтомология были объединены в одну секцию. Это связано, безусловно, с тем, что на Кавказе эти две отрасли энтомологии действительно тесно взаимосвязаны и были объединены тематикой в рамках одного (в республике) института. Пожалуй, наиболее существенно, что на тбилисском съезде впервые (и единственный раз!) была выделена секция химической защиты растений. Это, конечно, адекватно звучавшим в то время восторгам по поводу успехов борьбы с вредителями с помощью ДДТ и гексохлорана. Однако уже тогда стали ясны и отрицательные последствия применения ядохимикатов, о чем свидетельствуют доклады на тбилисском съезде о воздействии ДДТ на шелковичных червей и домашних пчел. На съезде в Тбилиси работала секция биометода.

На IV съезде в Ленинграде уже через 3 года с оценкой отрицательного эффекта применения ядохимикатов выступил Г.А. Викторов. На этом съезде, кроме традиционных 4 секций – общей, сельскохозяйственной, лесной, медицинской и ветеринарной энтомологии, были организованы секции биометода и общественных и полезных насекомых.

Интересно, что на следующем VI съезде в Ташкенте в 1963 г. секции биометода не было. И это вполне отражает сплошную химизацию Средней Азии в борьбе с вредителями хлопчатника, заполнившего как сельскохозяйственная культура весь этот регион. Отражением интересов Средней Азии, несомненно, была на съезде в Ташкенте секция шелководства, пчеловодства и опыления растений.

Новые подходы к секционному разделению программы съезда наметились на съезде в Воронеже в 1970 г. Работало 4 секции, но в рамках секций сельскохозяйственной и общей энтомологии были выделены подсекции. В первой из них – это подсекции плодоводства и виноградарства, биометода и интегрированной борьбы и, кроме этих двух, подсекция устойчивости сельскохозяйственных растений. Кроме того, примыкали к этой секции и два симпозиума: 1) Питание и искусственное разведение насекомых; 2) Пчелы и антофильные насекомые. В секции Общей энтомологии было выделено 4 подсекции: морфологии и систематики, зоогеографии и фаунистики, биоценологии и подсекция физиологии и биохимии насекомых.

Последняя подсекция явилась предтечей секции физиологии, биохимии и биофизики насекомых, которая функционировала на следующем VII съезде в Ленинграде и стала основой организации соответствующей постоянной секции ВЭО. На ленинградском съезде в 1975 г., кроме нее, как в дальнейшем и между съездами, работали секции общей, сельскохозяйственной, лесной, медицинской и ветеринарной энтомологии, а также секция акарологии. Забегая вперед, следует сказать, что на X съезде к ним прибавилась секция арахнологии, оформившаяся перед тем как самостоятельная и постоянно действующая.

Интересно проанализировать некоторые цифровые показатели, отражающие определенные закономерности. Как уже сказано, на I съезде ВЭО в 1950 г. присутствовали 262 человека, из них 138 (50.3%) членов ВЭО. Через 13 лет на V съезде присутствовали 600 человек, из них 510 (уже 85%) членов Общества, еще через 7 лет – 702 участника, из них 580 (82.6%) членов ВЭО. В дальнейшем съезды становятся делегатскими, тем не менее число их участников продолжает расти: в Ленинграде в 1975 г. на VII съезде их было 857 (делегатов 438), из них членов ВЭО – 725 (84.6%), в Киеве в 1979 г. на IX съезде соответственно - 945 (362), число членов ВЭО не учитывалось; в Ленинграде в 1989 г. на X съезде – 1084 (385), из них членов ВЭО – 1026 (96.6%). Лишь на Вильнюсском VIII съезде (1979 г.) норма представительства была значительно ниже, чем в Ленинграде и в Киеве, соответственно много меньше было участников (445) и делегатов (239).

Приведенные данные показывают, надо полагать, не только рост чисто цифровых показателей, но и возраставшее значение съездов ВЭО, так же как и авторитета самого Общества.

В прямой связи с приведенными выше цифрами находится число сделанных на съезде докладов (сообщений). На II съезде было заслушано 117 докладов, на III – 142 доклада и 40 фиксированных сообщений (представлено в тезисах 235), на V – 127 (150). Существенное увеличение числа представленных, а также и сделанных докладов произошла на VI съезде в Воронеже: 826 и 298. Возможно это связано с практикой прошедшего за 2 года перед тем в Москве XIII Международного энтомологического конгресса, на котором от СССР было заявлено небывало большое число сообщений. Резко возросшее число представляемых сообщений заставило на VII съезде в Ленинграде (1975 г.) пойти на внутрисекционное разделение программы на большее число симпозиумов. Это позволило из 832 заявленных докладов заслушать 389. На последующих съездах, программа которых была построена по тому же принципу, мы имеем следующие показатели: на VIII представлено 651 сообщение, заслушано 394, на IX соответственно – 1000 и 800, на X – 1296 и около 1000. Резкое возрастание числа сделанных сообщений на двух последних съездах связано с широким введением в практику такой современной формы информации на симпозиумах, как стендовое сообщение.

Интересные цифры, показывающие рост квалификации участвовавших в съездах энтомологов. Впервые подсчет числа кандидатов и докторов наук был проведен на съезде в Тбилиси в 1957 г. Тогда в нем участвовало 23.4% кандидатов и 5.8% докторов наук. Уже через 3 года в Ленинграде на IV съезде показатели возросли до 43 и 9.4%. Через 10 лет в Воронеже процент кандидатов остался тем же (41.3%), докторов несколько уменьшился – 6%. Следующий съезд в Ленинграде дал новое повышение этих показателей – 56 и 10.3%, они еще больше поднялись на VIII съезде в Вильнюсе – 59.3 и 14.4%. Две последние цифры находятся в определенной обратной зависимости от числа участников съезда. В Вильнюсе их было почти вдвое меньше, чем на предыдущем съезде в Ленинграде. Это понятно: отделения делегировали на съезд своих наиболее квалифицированных энтомологов. Когда в Киеве (1984 г.) число участников снова стало близко к тому, что было в Ленинграде в 1975 г., близким стал процент кандидатов (54.3%) и докторов (11.9%). Изменение заключалось лишь в том, что несколько снизилось число кандидатов наук за счет заметного увеличения числа докторов. На X съезде доля кандидатов немного возросла (56.4%), а докторов чуть уменьшилась (11.2%).

Обратимся теперь к последнему, состоявшемуся в Санкт-Петербурге в 1997 г. XI съезду РЭО, в котором приняли участие энтомологи из 52 городов России и СНГ. Он существенно отличается от предыдущих. Одно из отличий, чего ранее практически не было, участие в нем энтомологов из дальнего зарубежья: Германии, Италии, Ирана.

По сравнению с предпоследним X съездом вдвое сократилось число участников (510), еще больше уменьшилось число сделанных сообщений (263). В значительной степени это объясняется экономическими трудностями страны. Но не только этим. Качественно изменилась тематика съезда. В предыдущие годы самой крупной была секция сельскохозяйственной энтомологии. На этот раз (хотя на XI съезде работали те же традиционные секции) она оказалась малочисленной: было сделано всего 26 докладов. Отчасти это объясняется, конечно, тем, что за 2 года до XI съезда в Санкт-Петербурге состоялся Всероссийский съезд по защите растений (декабрь 1995 г.), замкнувший на себя часть накопившихся материалов. Но это далеко не основная причина (тем более, что между форумами прошло 2 года). Главное то, что от РЭО отошли (и в большинстве случаев прекратили существование) отделения в бывших союзных республиках, где исследования по защите растений были поставлены наиболее широко. Правда, там сохранились отдельные члены РЭО и некоторые из них приехали на съезд в Санкт-Петербург. Но они в основном работали в секции Общей энтомологии, которая вместила в себя больше трети всех сообщений (98) и была самой многочисленной.

Несомненно, положительным является то, что фундаментальные теоретические исследования занимают серьезные позиции в российской энтомологии, что, как отмечалось в Отчете РЭО о XI съезде, "неизмеримо расширилось использование компьютерных технологий практически во всех сферах научной деятельности энтомологов". Но слабое отражение в работе главного форума российских энтомологов практических исследований по защите растений не может не беспокоить. Очевидно, на развертывание таких исследований в России следует обратить внимание. Представляется, что широкое присутствие прикладных энтомологов на общероссийских энтомологических форумах должно положительно сказаться на развитии сельскохозяйственной энтомологии в нашей стане.

Подводя итог сказанному, важно подчеркнуть, что съезды ВЭО являлись единственным в бывшем СССР форумом, на котором раз в 5 лет встречались энтомологи всех специальностей, где подводились итоги сделанному, выявлялись тенденции в развитии энтомологии, что способствовало лучшему планированию научных исследований и практических разработок на будущие годы. Можно полагать, что в дальнейшем роль съездов ВЭО станут выполнять международные форумы энтомологов из стран бывшего СССР.