Содержание номеров Трудов ЗИН

Том 325 (4), 2021

Дата опубликования 25 декабря 2021 г.

Первая палеоценовая Lepidozona (Mollusca: Polyplacophora: Chitonida) из Украины

Описан новый вид Lepidozona luzanovkensis sp. nov. из палеоценовых отложений Украины. Эта находка оказывается намного более ранней, чем известные до сих пор находки из позднеэоценовых или раннеолигоценовых отложений, что увеличивает возраст рода Lepidozona Pilsbry, 1892 на несколько миллионов лет.

Остатки байкальского яка (Poehpagus mutus baikalensis N. Verestchagin, 1954) из позднеплейстоценовых местонахождений Южной Сибири

Исследованы 136 костей посткраниального скелета и часть черепа самки байкальского яка (Poephagus mutus baikalensis N. Verestchagin, 1954), происходящие из 18 пещерных местонахождений и палеолитических памятников открытого типа Алтае-Саян, Забайкалья и Центральной Монголии. Среди материала – 38 пястных и 9 плюсневых костей яка. Выявлены морфометрические отличия в строении большинства костей посткраниального скелета яка и бизона (Bison priscus Bojanus, 1827). Размеры тела байкальского яка заметно превышали таковые у современного дикого тибетского яка (Poephagus mutus Przewalski, 1883). Наиболее крупные представители P. m. baikalensis населяли горы Алтая. В большинстве из местонахождений, расположенных в среднегорных ландшафтах Южной Сибири (с абсолютными высотами 500–700 м), остатки байкальского яка встречаются единично, составляя от 0.01 до 1–2% от числа остатков мегафауны. Скорее всего, стада яков не обитали здесь постоянно, а появлялись лишь эпизодически, во время сезонных миграций. В более высокогорных (от 1000–1500 м) районах Горного Алтая и гор Хангая в Центральной Монголии доля остатков байкальского яка существенно возрастает – до 16–22%. Подобно современному P. mutus, плейстоценовый як находил свой экологический оптимум на высокогорных частях хребтов и горных плато, где господствовали горно-степные ландшафты, холодные, сухие и малоснежные, с разнотравно-злаковой растительностью. В периоды криохронов ареал P. m. baikalensis, очевидно, заметно расширялся за счёт прилегающих предгорных территорий. В периоды термохронов он, по всей видимости, ограничивался высокогорными участками горных поднятий Южной Сибири.

Обзор актуальных задач и современных подходов в изучении рецентных и ископаемых землероек (Soricomorpha: Soricidae): происхождение современных подсемейств и разнообразие Crocidosoricinae

Обзор посвящен обсуждению актуальных вопросов происхождения современных подсемейств землероек – Soricinae Fischer, 1817 и Crocidurinae Milne-Edwards, 1868 (Soricomorpha: Soricidae), а также рассмотрению вариантов использования морфологического анализа для поиска предковых групп современных землероек внутри вымершего подсемейства Crocidosoricinae Reumer, 1987. Приводятся данные по таксономическому составу подсемейства Crocidosoricinae и предварительные результаты сравнительного анализа неогеновых Miosorex Kretzoi, 1959 и Shargainosorex Zazhigin et Voyta, 2018 (Crocidosoricinae) с представителями Soricinae и Crocidurinae по форме первого верхнего моляра М1 в качестве примера для обоснования актуальных задач в этой области. На примере отдельных групп обсуждаются проблемы соотношения молекулярных и морфологических данных. Описываются современные подходы геометрической морфометрии, которые в интеграции с филогенетическими данными позволяют оценить степень выраженности филогенетического сигнала при анализе формы морфологических структур. Описаны возможные перспективы практического применения этих подходов для исследования ископаемого материала и поиска предковых линий современных землероек среди Crocidosoricinae.

Герпетофауна кальдеры Манинжау (Западная Суматра, Индонезия) с новыми данными по гекконам

Полевые исследования на берегах озера Манинжау, расположенного в кратере потухшего вулкана в провинции Западная Суматра в Индонезии, проводились в феврале 2020 г. на высотах 450–600 м н.у.м. Склоны кальдеры Манинжау изначально были покрыты дождевым тропическим лесом, который остался нетронутым только на высотах от 900 м н.у.м. Естественная растительность на северном и восточном склонах на высотах от 450 до 500–600 м н.у.м. замещена рисовыми плантациями или садовыми посадками. Нами зарегистрировано 12 видов земноводных и 11 видов пресмыкающихся, из них – 11 новых видов для фауны Манинжау, 12 – для округа Агам, 3 – для фауны Суматры и Индонезии, а также новый вид гекконов рода Cnemsapis Strauch, 1887. Впервые приводится расширенное описание редкого, известного ранее только по голотипу, вида голопалых гекконов Cyrtodactylus agamensis (Bleeker, 1860). Высокий уровень разнообразия гекконов рода Cyrtodactylus Gray, 1827 характерен для Индокитая и Малайского полуострова (150 видов), в то время как на Суматре известно лишь 6 видов. Обширный малайско-индокитайский род Cnemaspis представлен на Суматре 8 видами, только один вид встречается на Яве. На сегодняшний день разнообразие гекконов Суматры составляет 8 родов и 12 видов. Уровень эндемизма у гекконов очень высок и составляет 48%. Полный список герпетофауны кальдеры Манинжау включает 26 видов земноводных и 46 видов пресмыкающихся. Из них – 11 суматранских эндемиков. Ядро западно-суматранской герпетофауны составляют сунда-малайские виды, суматранские эндемики, сунда-индокитайские и широко распространённые ориентальные виды. Для герпетофауны Западной Суматры характерно присутствие общих видов с Индокитаем, Малайзией, Восточной Индией, Бирмой, Андаманскими и Никобарскими островами, при этом в последних случаях часто – с дизъюнкцией на обширной территории Индокитая. Также присутствуют виды со сплошным ареалом от Индии до Папуа и Океании и виды – генералисты с циркумтропическим распространением в Старом Свете.

Новые данные по аномалиям и патологиям хвостового отдела осевого скелета ящериц

В настоящее время известно более 58 скелетных аномалий и патологий у современных чешуйчатых пресмыкающихся. В работе описаны 8 патологий у агамовых (Agamidae) и настоящих (Lacertidae) ящериц: кавказской агамы – Paralaudakia caucasia (Eichwald, 1831) и прыткой ящерицы – Lacerta agilis Linnaeus, 1758, имеющих комплексный характер. Описание патологий хвостов проводили на основе анализа рентгеновских снимков и результатов компьютерной микротомографии. У экземпляра P. caucasia (ЗИН 19116.1) выявлена полная аблация хвостового позвонка, спровоцировавшая отрыв нижнего остистого отростка и разрастание мягких тканей. У некоторых Agamidae после псевдоавтотомии происходит частичная аблация хвоствого позвонка, способствующая заживлению раны. Полная аблация ставшего дистальным хвостового позвонка ранее в литературе не отмечали. У самок L. agilis отмечены деформация правого поперечного отростка позвонка с «ложной бифуркацией» без образования хрящевой трубки (VOLSU 98.2), сколиоз, гематома и костная мозоль на хрящевой трубке (ЗИН 31549). Необычной патологией у экземпляра L. agilis (ЗИН 31549) является отсутствие плоскости автотомии в постпигальном позвонке и его переднего неврального отростка. Утрата плоскости автотомии в онтогенезе характерна для некоторых Iguanidae, но ранее не отмечалась у Lacertidae. Описанные случаи аномалий расширяют спектр известных патологий рептилий.

Молодь и личинки 11 видов рыб из трех стран Персидского залива и Аравийского моря

Впервые сообщается о нахождении молоди и личинок рыб 11 видов в Аравийском море у побережья Омана и в Персидском заливе у берегов Саудовской Аравии и Ирака. В сборах обнаружены: личинка-лептоцефал морского конгерового угря Conger sp. (семейство Congridae); личинка на стадии acronurus одного из видов морских хирургов рода Acanthurus (семейство Acanthuridae). Определена также молодь, относящаяся к следующим семействам: сельдевые Clupeidae – Tenualosa ilisha (Hamilton, 1822) и Nematalosa sp.; долгоперовые Dactylopteridae – Dactyloptena orientalis (Cuvier, 1829); бычковые Gobiidae – Acentrogobius sp.; ботовые Bothidae – Arnoglossus aspilos (Bleeker, 1851); скатофагиды Scatophagidae – Scatophagus argus (Linnaeus, 1766); спаровые Sparidae – Acanthopagrus arabicus Iwatsuki, 2013 и Sparidentex hasta (Valenciennes, 1830); иглобрюхие Tetraodontidae – Lagocephalus sp. Примечательно обнаружение в пресных водах реки Шатт-эль-Араб (Басра, Ирак) не пятнистых, а полосатых особей S. argus; возможно, этот вид в современном понимании представляет собой видовой комплекс. Полезной структурой для определения стадий метаморфоза ювенильных особей и личинок ботовых камбал является ольфакторный орган. Обнаружение в водах трех арабских стран молоди рыб на различных стадиях ранних этапов их жизненного цикла показывает необходимость дальнейших исследований в этом направлении, для выяснения районов нереста, сроков размножения и особенностей развития рыб.

Дифференциация сообществ макробеспозвоночных и коттоидных рыб, ассоциированных с метановыми сипами различных донных ландшафтов оз. Байкал

В статье приводятся результаты исследований сообществ макробеспозвоночных и коттоидных рыб, населяющих метановые сипы оз. Байкал. Для анализа использованы видеонаблюдения и сборы животных, выполненные с помощью глубоководных обитаемых аппаратов (ГОА) «Мир», а также пробоотборников грейферного типа с борта научно-исследовательского судна. Сипы Посольская банка и Санкт-Петербург находятся в разных котловинах (южная и средняя) и на разных глубинах (300–500 м и ~1400 м), характеризуются различными подводными ландшафтами (склон подводной возвышенности и холмы, образованные газогидратами), структурой газовых гидратов и глубиной их залегания в осадках, а также составом микробных матов и сообществ микроорганизмов донных осадков. Объединяет сипы пузырьковая разгрузка газа метана и образование на сиповых биотопах высокопродуктивных сообществ крупных беспозвоночных и коттоидных рыб. Сиповые сообщества животных состояли из обедненных в видовом отношении беспозвоночных и рыб окружающей глубоководной бентали озера. Показаны сходства и различия в составе фаун двух сипов, а также различия в количественных характеристиках таксономических групп макробеспозвоночных и коттоидных рыб. Облигатные виды на сипе Посольская банка не выявлены. Для сипа Санкт-Петербург облигатным видом среди беспозвоночных обозначен Kobeltocochlea tamarae Sitnikova, Teterina et Maximova, 2021 (Caenogastropoda: Benedictiidae); среди донных коттоидных рыб Neocottus werestschagini (Taliev, 1953) (Cottoidei: Abyssocottidae) проявляет переходное состояние к облигатности. Приведены сведения об усвоении сиповыми животными пищи смешанного фото- и хемосинтезированного генезиса с разной долей метан-производного углерода. Обоснована гипотеза о том, что глубоководные сиповые районы служили своеобразными рефугиумами для сохранения фауны в периоды плиоцен-плейстоценовых оледенений оз. Байкал.

О таксономическом статусе рыжей белокровки Channichthys rugosus (Notothenioidei: Channichthyidae) архипелага Кергелен (Южный океан)

Представленная работа является завершающей частью таксономической ревизии антарктических белокровных рыб рода Channichthys Richardson, 1844 (Notothenioidei: Channichthyidae) от островов Кергелен, видовой состав которого до последнего времени вызывал споры. На основе морфологического изучения всех доступных экземпляров из коллекций ЗИН и ВMNH (включая голотип) проведено комплексное переописание внешней морфологии, сейсмосенсорной системы, жаберного аппарата и осевого скелета рыжей белокровки Channichthys rugosus Regan, 1913 из вод архипелага Кергелен (Южный океан). В результате подтверждены выявленные ранее и выделены новые диагностические признаки рыжей белокровки, что позволило подтвердить ее видовой статус. Проведено сравнение с другими валидными видами носорогих белокровок – Ch. rhinoceratus Richardson, 1844, Ch. velifer Meissner, 1972 и Ch. panticapaei Shandikov, 1995. Channichthys rugosus отличается от Ch. rhinoceratus высоким первым спинным плавником, плавниковая мембрана которого доходит до вершин его наибольших лучей (не доходит у Ch. rhinoceratus), а также узким и вогнутым межглазничным пространством (vs. более широкое и плоское), сильной грануляцией (vs. слабо развита) и однотонной рыжеватой окраской тела (темная пятнисто-мраморная у Ch. rhinoceratus). Channichthys rugosus отличается от Ch. velifer числом лучей плавников: первого спинного (7–9 vs. 9–12) и грудного 18–20 (vs. 20–21), наличием костных бляшек в проксимальной части медиальной боковой линии (отсутствуют у Ch. velifer), однотонной рыжеватой окраской тела (пятнистая у Ch. velifer). Channichthys rugosus отличается от Ch. panticapaei наличием лишь 1 ряда жаберных тычинок на первой жаберной дуге (2 ряда у Ch. panticapaei) и светлой окраской (коричневато-черная у Ch. panticapaei).

Оценка содержания незаменимых жирных кислот в тканях радужной форели (Oncorhynchus mykiss), выращенной в установках замкнутого водоснабжения

Последнее время все более актуально стоит задача искусственного выращивания в аквакультуре особо ценных пород рыб. Ценность лососевых рыб, и в частности, доступной для разведения радужной форели Oncorhynchus mykiss (Walbaum, 1792), определяется во многом большим содержанием биологически активных эссенциальных и полиненасыщенных жирных кислот группы ω-6 и ω-3, необходимых для жизнедеятельности и не синтезируемых организмом человека. Поскольку естественные запасы многих ценных в этом отношении рыб, уменьшились, культивируемая на фермах рыба может помочь удовлетворить возрастающий спрос на данный продукт. В нашей работе была проведена оценка содержания основных ω-6 и ω-3 жирных кислот в жире радужной форели, выращенной в установках замкнутого водоснабжения (УЗВ). Жир экстрагировали тепловым способом с дальнейшей перегонкой методом сверхкритической флюидной экстракции на установке SFT-150. Соотношение жирных кислот в пробе рыбьего жира определяли на аппаратно-программном комплексе «Хроматэк-Кристалл-5000 М». Полученные результаты сравнили со стандартом на лососевый рыбий жир «Продукция аквакультуры» и «Дикая рыба». Установлено, что форель, культивируемая в УЗВ в Пензенской области, по содержанию основных незаменимых жирных кислот не уступает показателям качества стандарта «Продукция аквакультуры» в части требований для лососевых рыб. В рыбе в достаточном количестве присутствуют все эссенциальные жирные кислоты; соотношение  ω-6 к ω-3 составляет 2.6:1, что говорит о высокой пищевой ценности продукта и позволяет использовать его в пищу для обеспечения организма человека незаменимыми жирными кислотами, а также в качестве сырья для получения лечебно-профилактических продуктов.

Питание Европейской жемчужницы Margaritifera margaritifera (Mollusca: Bivalvia: Unionoida) в небольшой реке (Республика Карелия, Россия)

Пресноводная жемчужница Margaritifera margaritifera (Linnaeus,1758) находится под угрозой исчезновения в Европе и включена в Красные книги многих стран и регионов. Питание жемчужницы было исследовано в р. Сюскюянйоки (приток Ладожского озера). Состав содержимого кишечника в целом соответствует составу сестона и включает детрит, нитчатые и одноклеточные водоросли, фрагменты беспозвоночных и тканей макрофитов, смешанные с песком и илом. Общая биомасса содержимого кишечника варьировала от 0.8 до 30.6 мг на организм (абсолютно сухая масса). Margaritifera margaritifera потребляет широкий спектр частиц, объемом от 0.5 мкм3 (бактерии и одноклеточные водоросли) до 200 000 мкм3 (фрагменты беспозвоночных и тканей макрофитов). Около 90–95% объема содержимого кишечника составляет тонкий органический детрит. Состав пищи не различался значимо у моллюсков разного пола и размера. В содержимом кишечников были определены 63 таксона водорослей. Количество их таксонов в содержимом одного кишечника варьировало от 3 до 17 при их обилии от 250 до 9560 клеток на организм. Наиболее обильны и постоянны в содержимом кишечников одноклеточные водоросли. Диатомеи наиболее разнообразны: составляют 50.8% от общего числа определенных видов.

Коллекция цикадовых Г.А. Ануфриева пожертвована Зоологическому институту РАН

Частная коллекция цикадовых и архив известного российского энтомолога Г.А. Ануфриева (1943–2017) были пожертвованы его вдовой Н.П. Беловой Зоологическому институту Российской Академии наук в июле 2020 года. Коллекция и архив были перевезены в Санкт-Петербург в оригинальных коробках и переданы в отделение полужесткокрылых лаборатории систематики насекомых.

Том 325 (3), 2021

Дата опубликования 25 сентября 2021 г.

Многолетняя динамика доли левосторонних особей в популяциях речной камбалы Platichthys flesus (Linnaeus, 1758) Белого моря

Исследована межгодовая изменчивость доли левосторонних рыб в популяциях речной камбалы из Онежского (2002–2019 гг.), Мезенского (2010–2016 гг.) и Двинского (2005–2019 гг.) заливов Белого моря. Показано, что статистически достоверные закономерные изменения признака в популяциях отсутствуют. Частота встречаемости левосторонних особей в локальных популяциях и характер межпопуляционных отличий в разные годы наблюдений остаются относительно постоянными. Сравнение полученных результатов с данными более ранних исследований показало сходство частот встречаемости левосторонних рыб в изученных популяциях речной камбалы из Кандалакшского и Онежского заливов за прошедшие 40–60 лет. Полученные результаты свидетельствуют о важности такого морфологического признака, как пропорции левосторонних морф, для анализа популяционной дифференциации речной камбалы в Белом море.

Систематика американских кузнечиков (Orthoptera: Tettigoniidae). Сообщение 10

Рассмотрен новый материал по неотропическому роду Anaulacomera Stål, 1873, относящийся к подродам Anallomes Stål, 1875, Stenotegmora subgen. nov., Irisovia subgen. nov. и Munticercora Gorochov, 2020; описаны также шесть новых видов и один новый подвид этих подродов: A. (Anallomes) galarzai sp. nov. из Перу (Junin Department: Satipo Prov.); A. (A.) monicae sp. nov. из Перу (Junin Department: Satipo Prov.); A. (S.) adunca sp. nov. из Перу (Junin Department: Satipo Prov.); A. (S.) spinifera sp. nov. из Перу (Ucayali Department: Atalaya Prov.); A. (S.) originalis sp. nov. из Перу (Junin Department: Satipo Prov.); A. (I.) grigoryi sp. nov. из Перу (Junin Department: Satipo Prov.); A. (M.) sclerogenitalis woronovi subsp. nov. из Колумбии (“Penas Plancos, Rio Magdalena”). Вышеупомянутые новые подроды отличаются от всех других подродов этого рода следующими признаками: Stenotegmora subgen. n. – более узкими надкрыльями, а также гениталиями самца с крупным срединным вздутием на дорсальной складке; Irisovia subgen. n. – последним тергитом брюшка самца с сильно зазубренными задними лопастями, короткими и толстыми церками самца, несущими дистальные выросты с многочисленными шипиковидными щетинками, и мембранозными гениталиями самца. Исправлены некоторые важные ошибки в географических данных для типов A. (M.) pseudoepiproctalis Gorochov, 2020 и A. (M.) s. sclerogenitalis Gorochov, 2020 (Эквадор и Мексика вместо Перу соответственно), а для последнего таксона, кроме того, описана ранее неизвестная самка.

Первое указание трибы Adelungiini Baker (Hemiptera: Auchenorrhyncha: Cicadellidae: Megophthalminae) из Объединенных Арабских Эмиратов с описанием нового вида

Триба Adelungiini Baker, в составе Platyproctus agraphopteron Bergevin, 1932, P. melichari (Kusnezov, 1929) и P. emir sp. nov., собранных на Calligonum crinitum Boiss. arabicum Sosk., впервые указана из Объединенных Арабских Эмиратов. Symphypyga omani Kameswara Rao et Ramakrishnan, 1983 и Assiuta camena Linnavuori, 1969 перенесены в род Platyproctus Lindberg, 1925 по признакам строения гениталий самцов, с предложенными новыми комбинациями – Platyproctus omani (Kameswara Rao et Ramakrishnan, 1983), comb. nov. и P. camena (Linnavuori, 1969), comb. nov. Platyproctus emir sp. nov. близок к P. camena и P. omani по общему строению гениталий самцов, но хорошо отличается наличием зубчиков на дорсальной поверхности ствола эдеагуса и более широкими долями пигофора. Род Assiuta Linnavuori 1969 рассматривается в качестве монотипического эндемика Канарских островов, монофага Traganum moquini Webb ex Moq. Assiuta salina близок к Emelyanogramma proxima (Dlabola, 1960) по наличию крупных зубцов на вентральной поверхности ствола эдеагуса. Обозначен лектотип для Symphypyga melichari Kusnezov, 1929. Platyproctus flavidus Dubovsky, 1966 сведен в синонимы к P. marmoratus (Horváth, 1894), а P. maculatus (Pruthi, 1930) и Symphypyga melichari fuscopunctata Kusnezov, 1929 сведены в синонимы к P. melichari (Kusnezov, 1929). Впервые даны иллюстрации гениталий самцов E. proxima и фотографии внешнего вида A. salina и P. camena.

Межвидовые и внутривидовые различия морфологии шипов грудного плавника сомов (Siluriformes) реки Нил и озера Насер

Описана структура шипов грудного плавника 4 видов сомов Heterobranchus longifilis, Clarias gariepinus, Chrysichthys auratus, Synodontis schall и Synodontis serratus. Материал собран 10 ноября 2017 г. в Асьют-Сити и в озере Насер, соответственно расположенных примерно в 319 и 900 км к югу от столицы Египта Каира. У исследованных видов обнаружена изменчивость формы окончания рукоятки шипов (от тонкого до широкого и закругленного); рукоятка шипов либо прямая, либо частично или полностью изогнутая; передние зазубрины могут быть широкими или нерегулярными; бороздка переднего гребня хорошо развита, глубокая и изогнутая, у некоторых видов с несколькими порами; передние зубчики варьируют от коротких и иногда сливающихся до изогнутых, а их количество уменьшается к кончику шипа; задние зубчики могут отсутствовать или варьируют по длине и числу, иногда их количество увеличивается к кончику шипа; дорсальный, передний и вентральный отростки представляют собой хорошо развитые структуры с округлыми гребневидными формами. Базальная ямка варьирует от узкой, удлиненной, лодкообразной, либо с высокими боковыми стенками до очень широкой и полулунной; обычно она глубокая, с высокими стенками.

Уточнения по фауне переднежаберных раковинных брюхоногих моллюсков южной части Карского моря

На основе материала из фондовой коллекции ЗИН, а также литературных данных проведено уточнение видового состава, таксономической и биогеографической структуры фауны переднежаберных брюхоногих моллюсков южной части Карского моря. Проведен анализ особенностей их распределения по глубинам, температурам и солености. Установлено, что видовой состав этой фауны обеднен по сравнению с другими арктическими морями. Она содержит около 90 видов, относящихся к 16 семействам. Но не менее 10-и процентов видов представлены лишь единичными находками, сделанными на границе Карского моря с другими акваториями. Поэтому принадлежность этих видов к фауне моллюсков Карского моря остается под вопросом. Биогеографическая структура фауны оказалась противоположной той, что была описана в литературе. Бореальные виды отсутствуют, а доля атлантических видов ниже, чем доля тихоокеанских. Также установлено, что эти две группы предпочитают разные глубины и частично разобщены в пространстве. Причины разобщения разных биогеографических групп гастропод в пространстве и по глубине не ясны. Предположено, что южная и северная часть моря являются разными фаунистическими районами.

Состояние тела птиц — дальних мигрантов из Восточной Прибалтики до и после сокращения численности популяций

По данным стандартного отлова птиц в целях кольцевания на Куршской косе в Восточной Прибалтике тенденции изменения численности популяций вертишейки (Jynx torquilla Linnaeus, 1758), славки-завирушки (Sylvia curruca Linnaeus, 1758), лесного конька (Anthus trivialis Linnaeus, 1758) и сорокопута-жулана (Lanius collurio Linnaeus, 1758) за 45 лет свидетельствуют о двух периодах: первоначальном популяционном росте и последующем достоверном спаде. Все результаты, включая уже опубликованные данные о ястребиной славке, указывают на то, что с середины 1970-х годов численность популяций 5 видов дальних транс-сахарских мигрантов значительно сократилась. Все птицы при кольцевании подвергались измерению крыла и взвешиванию. В период снижения численности ни длина крыла, ни масса тела птиц исследованных популяций не изменились. Ни один из показателей продуктивности популяции (размер кладки, средний размер выводка, успешность размножения) также не изменился. Предположительно это может означать, что причины популяционного спада могут относиться к факторам, влияющим на птиц в местах зимовки или на миграционного пути, а не на местах гнездования. Наиболее вероятной причиной представляется влияние изменения климатических факторов, приводящих к засухам на африканском континенте, в тех областях, где зимуют обсуждаемые виды птиц. Известно, что при катастрофических засухах на африканском континенте ухудшается качество местообитаний, а конкуренция за пищу приводит к увеличению смертности зимующих птиц.

Цикличность и индивидуальность в солонцевании лосей, Alces alces (Linnaeus, 1758), на территории северо-запада Российской Федерации

Современные дистанционные методы получения информации способствуют изучению ранее не исследованных особенностей жизнедеятельности животных, в том числе и минерального питания самых больших на территории северо-запада Российской Федерации наземных млекопитающих. В публикации проанализированы сезонные наблюдения индивидуальных особей лосей [Alces alces (Linnaeus, 1758)] на искусственных солонцах. Мониторинг посещаемости был осуществлен с помощью автоматических фото-видео регистраторов (фотоловушек) с 2015 по 2020 гг. на территории различных охотничьих хозяйств в 3 районах Ленинградской области. Выявлена годичная, сезонная и суточная цикличность в использовании лосями мест минеральной подкормки. Для данной работы из общей выборки (n = 372) зарегистрированных особей были специально отобраны 118 наиболее достоверно идентифицированных лосей, из которых у 72 (61%) выявлена цикличность в солонцевании с определенной частотой. У остальных 46 особей цикличность не отмечена по объяснимым объективным причинам. Самки в большей степени, чем самцы, проявляют оседлость по отношению к местам минеральной подкормки, что косвенно подтверждается процентным соотношением в выделенных группах. Временные интервалы между периодами солонцевания индивидуально варьируют. Исходя из аналогичных паттернов посещаемости, свойственных большинству особей, характер посещения искусственных солонцов лосем в течение активного периода солонцевания (апрель–ноябрь) имеет следующий вид: каждая «группа посещений» состоит из нескольких (1–11 раз в день) периодов солонцевания в течение 1–5 дней подряд, затем следует перерыв от 10 до 20 дней, затем следует повторение «группы посещений».

Десятиногие ракообразные Карского моря по результатам траловых съемок 2012 и 2016 гг.: фауна и распределение

В работе рассматривается видовой состав и распределение десятиногих ракообразных в южной части Карского моря по результатам траловых съемок 2012 и 2016 гг. В траловых уловах обнаружены 11 видов Decapoda. В последнее десятилетие состав фауны пополнился крабом-стригуном Chionoecetes opilio. Приведены краткие сведения об условиях среды и карты распространения видов. Максимальные значения видового разнообразия (до 6 видов в улове), а также биомассы и численности отмечены на западном склоне Приямальского мелководья на глубине 50–150 м. По характеру распространения и отношению к условиям среды выделено три группы видов: приуроченные к холодным соленым водам Новоземельского желоба, приуроченные к опресняемым водам с широким диапазоном температур Приямальского и Обь-Енисейского мелководий; широко распространенные по акватории в широком диапазоне условий среды. По сравнению с соседним Баренцевым морем фауна декапод Карского моря качественно и количественно обеднена. Полученные данные распространения отдельных видов и экологических групп могут использоваться для фоновой оценки состояния фауны декапод, в том числе в период начала становления популяции вида-вселенца.

Рецензия на книгу. Zhang Yalin, Che Yanli, Meng Rui and Wang Yinglun. Hemiptera. Caliscelidae. Issidae. Insecta. Vol. 70. Fauna Sinica. Beijing: Science Press, 2020. 655 pp. + 43 photo plates. ISNB 978-7-03-066217-0

Том 325 (2), 2021

Дата опубликования 25 июня 2021 г.

Донная фауна Карского моря: очередные результаты и перспективы исследований. Предисловие

Уточнение фауны и биогеографической структуры Hydrozoa, Scyphozoa, Staurozoa и Alcyonacea (Anthozoa) Карского моря

В работе рассматривается видовой состав фауны нескольких групп Cnidaria для Карского моря. Представлен список видов исследуемых групп и обозначены типы их ареалов. При анализе фауны использованы фонды коллекции Зоологического института РАН, литературные данные и материалы, собранные в Карском море в экспедиции на НИС «Профессор Мультановский» в 2019 г. Всего для фауны Карского моря, с учетом новых материалов и опубликованных литературных данных, отмечены 87 видов Hydrozoa, 3 вида Scyphozoa, 4 вида Staurozoa и 5 видов отряда Alcyonacea из класса Anthozoa. Проанализирована биогеографическая структура исследуемых групп Cnidaria. Показано, что фауна вышеупомянутых групп Cnidaria в Карском море по большей части состоит из представителей с бореально-арктическим типом распространения (63% общего количества видов), бореальная и амфибореальная биогеографические группы содержат по 12% от общего числа описанных видов, а панокеаническая и арктическая группы объединяют в своем составе всего 9% и 4% видов фауны Карского моря. Даны описания двух новых для акватории Карского моря видов: Neoturris pileata (Forsskål, 1775) и Nausithoe werneri Jarms, 1990. Neoturris pileata является элементом тепловодной атлантической фауны, проникающей в Карское море с водами атлантического происхождения. Nausithoe werneri – элемент холодноводной арктической фауны, проникший в Новоземельский желоб Карского моря с северо-запада из желоба святой Анны, открытого Полярному бассейну.

История изучения, таксономический состав и происхождение фауны актиний Карского моря (Actiniaria, Anthozoa, Cnidaria)

На основании обработки новых коллекционных материалов и литературных данных описан состав фауны актиний Карского моря. Она включает 13 видов из 7 семейств. Среди них ранее известные для этого региона Urticina crassicornis (O.F. Muller, 1776), Aulactinia stella (Verrill, 1864), Hormathia digitata (O.F. Muller, 1776), Allantactis parasitica Danielssen, 1890, Actinostola callosa (Verrill, 1882), A. spetsbergensis (Carlgren, 1893), Anthosactis janmayeni Danielssen, 1890, Halcampa arctica Carlgren, 1893, Edwardsia arctica Carlgren, 1921 и Ptychodactis patula Appellof, 1893, и впервые найденные нами Cactosoma abyssorum Danielssen, 1890, Haliactis arctica Carlgren, 1921 и Edwardsia vitrea Danielssen, 1890. Подробно описаны ареалы видов. Детальное рассмотрение географического распространения видов, определяемого температурой, глубиной и соленостью вод, позволяет нам разделить актиний на три группы: а) населяющие шельф и приуроченные к высокой солености; б) эврибатные, высокоширотные, обитающие только при высокой солености и узком интервале низких температур; в) наиболее широко распространенные, выдерживающие опреснение и низкие температуры. К настоящему времени наиболее подробно изучены ареалы эпибентосных полипов инфраотряда Thenaria, а о распространении в Арктике представителей инфраотряда Athenaria известно лишь по небольшому числу находок. Распространение единственного арктического представителя подотряда Ptychodacteae, Ptychodactis patula, 1893, представлено довольно большим числом находок, но его требования к факторам среды остаются малоизвестными. Поэтому наши рассуждения об источниках формирования фауны Карского моря опираются в основном на данные, относящиеся к тенарным полипам. В результате проведенного анализа доказано участие атлантических по происхождению видов, наиболее выносливых к низким температурам, в формировании фауны Карского моря. Однако не удалось получить убедительные свидетельства участия тихоокеанских элементов в заселении этого региона.

Многощетинковые черви (Annelida: Polychaeta) Карского моря

В результате обработки материалов экспедиций Санкт-Петербургского государственного университета 2012–13 гг. и Трансарктической экспедиции 2019 г. отмечен 131 низший таксон полихет, из которых 124 определены до вида. На основе данных прежних и новейших сборов уточнен общий список многощетинковых червей Карского моря; он включает 209 видов, относящихся к 98 родам, 37 семействам и 15 отрядам. Впервые отмечены следующие виды: Abyssoninoe hibernica (McIntosh, 1903), Ampharete falcata Eliason, 1955, Brada rugosa Hansen, 1882, Microclymene acirrata Arwidsson, 1906, Nephtys pente Rainer, 1984, Ophelina abranchiata Stop-Bowitz, 1948, Scolelepis burkovskii Sikorski, 1994 и Travisia forbesii Johnson, 1840. Полихеты обнаружены на всех станциях; число видов на станцию колебалось от 1 до 28. Индексы Шеннона (H'SpA и H'spB) показали, что на большинстве станций разнообразие видов высокое, а устойчивость к стрессу (DE') – вполне удовлетворительная, и лишь в нескольких случаях существует некоторая напряженность экологической обстановки, оцененная по индексу разности выравненностей, и это относится в подавляющей степени к станциям мелководья в районе выхода из Обской и Енисейской губ. Новые данные подчеркивают более ярко выраженный арктический характер фауны водоема по сравнению с фауной полихет соседних морей. Влияние Тихого и Атлантического океанов как на фауну полихет Карского моря, так и на фауну многощетинковых червей соседних морей ощутимо и закономерно, что подтверждается изменением доли видов тихоокеанского и атлантического происхождения. Трофическая структура полихет представлена четырьмя основными группами: грунтоедами, собирателями, сестонофагами и плотоядными; распределение трофических групп тесно связано с условиями обитания.

Раковинные заднежаберные моллюски отряда Cephalaspidea (Gastropoda: Heterobranchia) Карского моря: фауна и экология

На основе материалов, собранных в Карском море во время рейсов НИС «Профессор Мультановский» в августе – сентябре 2019 г. и НИС «Дальние Зеленцы» в августе 2012 г., а также материалов коллекции, хранящихся в Зоологическом институте РАН (Санкт-Петербург), и литературных данных, обобщены сведения о фауне и экологии заднежаберных моллюсков отряда Cephalaspidea в Карском море. Фауна цефаласпид Карского моря представлена 19 видами из 10 родов и 6 семейств, из которых один вид еще не описан. Уточнено, что типовое местонахождение Retusa semen Reeve, 1855 (Port Refuge), находится не в Карском море, как было указано в ряде публикаций и послужило основой указания этого вида в фауне Карского моря, а на севере Канадского арктического архипелага, на юге о. Девон. В связи с отсутствием типового материала, очень кратким описанием и разноречивыми изображениями этого вида считаем его species inquirenda. Нахождение ранее указанных для Карского моря Diaphana minuta Brown, 1827, Laona quadrata (Wood, 1839), Philine sinuata Stimpson, 1851 и Retusa semen требует подтверждения. Количество видов заднежаберных моллюсков отряда Cephalaspidea уменьшается от Баренцева (21) к Карскому (19) и морю Лаптевых (15) за счет уменьшения доли атлантических бореально-арктических видов. Среди массовых видов отряда средняя плотность поселений в Карском море максимальна у Cylichnoides densistriatus (Leche, 1878), а средняя биомасса максимальна у Cylichna corticata (Møller, 1842). В конце августа – начале сентября доля живых особей в популяциях не превышает 18%. Анализ видового состава цефаласпид Карского моря осуществлен на базе исключительно морфологических признаков. Необходим дополнительный сбор материала с первичной фиксацией в 96° спирте для молекулярно-генетического анализа, что позволит уточнить список видов представителей отряда Cephalaspidea изучаемого региона.

Мшанки Карского моря: видовое разнообразие и особенности биогеографического состава

До настоящего момента информация о фауне мшанок Карского моря оставалась наименее упорядоченной по сравнению с другими морями российской Арктики, особенно с учетом того, что сведения в литературе большей частью основываются на сборах 80-летней давности. Новый материал по мшанкам, собранный в течение последних 30 лет, позволил расширить представления не только о видовом богатстве этой группы, но и проследить его пространственное изменение на акватории моря. На настоящий момент видовой список мшанок Карского моря включает 230 наименований видов. Из них 42 вида впервые обнаружены в этом районе Арктики. Богатство фауны изменяется с глубиной и географическим положением мест пробоотбора. Сравнение видовых списков мшанок из 6 географических секторов, выделенных на основании различий в параметрах среды, указывает на присутствие в Карском море единого фаунистического комплекса. Биогеографический состав фауны характеризуется преобладанием бореально-арктических видов (67%) над арктическими (30%); доля бореальных составляет всего 3%. Сравнение фауны мшанок Карского моря с фаунами из других районов Арктического региона указывает на более близкое ее сходство с фауной Баренцева моря, нежели с фауной мшанок моря Лаптевых.

Биоразнообразие и распределение офиур (Echinodermata, Ophiuroidea) в Карском море

Офиуры являются одним из руководящих компонентов бентосных сообществ Карского моря. По результатам исследования фауна офиур Карского моря представлена 12 видами. Наиболее широко в пределах моря встречаются виды Ophiocten sericeum (Forbes, 1852), Ophiopleura borealis Danielssen et Koren, 1877, Ophiacantha bidentata (Bruzelius, 1805) и Ophioscolex glacialis Müller et Troschel, 1842. На основе имеющихся данных построены карты распределения каждого вида в пределах моря. Проведен сравнительный анализ фаун змеехвосток Баренцева, Карского и моря Лаптевых. Для фауны Карского моря выявлено сбалансированное влияние автохтонных и аллохтонных процессов эволюции на уровне рода и преобладание автохтонных компонентов фауны на видовом уровне. Индекс таксономического своеобразия характеризует фауну Карского моря как довольно обособленную на всех таксономических уровнях. Анализ биогеографической структуры фауны исследуемой акватории позволил выделить 6 биогеографических групп, из которых наиболее представлены бореально-арктическая и высокобореально-арктическая формы. Использование коэффициентов видового сходства Жаккара, корреляции Пирсона показало, что наибольшее сходство на видовом уровне отмечается между Карским морем и морем Лаптевых.

О рыбах архипелага Северная Земля и районе нереста сайки Boreogadus saida (Gadidae)

Приводятся сведения о рыбах высокоширотного архипелага Северная Земля, расположенного в Арктике на границе морей Карского и Лаптевых. Ихтиофауна архипелага не изучена, поэтому интерес представляют даже небольшие сборы. Материалом послужили экземпляры рыб, собранные в ходе комплексной экспедиции «Открытый Океан: Архипелаги Арктики-2019: Северная Земля», а также рыбы из района архипелага, поступившие в фондовые коллекции Зоологического института РАН (ЗИН РАН) из полярных экспедиций в моря Карское и Лаптевых за весь период исследований. Наиболее значимым фактом является обнаружение в заливе Микояна (о. Большевик) массового скопления личинок сайки Boreogadus saida (Lepechin, 1774), что свидетельствует о размножении этого вида у Северной Земли. Косвенные свидетельства этому можно найти в трудах полярников, зимовавших на архипелаге в 1930–50-х гг., по сообщениям которых сайка подходит к берегам для нереста в августе огромными стаями. Северная Земля представляет собой не упоминаемый в современной литературе район размножения B. saida в центральной части евроазиатского шельфа. Помимо сайки, в прибрежных водах архипелага на глубинах до 38 м зарегистрированы шероховатый крючкорогий бычок Artediellus scaber Knipowitsch, 1907, атлантический двурогий ицел Icelus bicornis (Reinhardt, 1840) (семейство Cottidae), арктический Liparis tunicatus Reinhardt, 1836 и чернобрюхий L. cf. fabricii липарисы (Liparidae), гимнел Книповича Gymnelus knipowitschi Chernova, 1999 (Zoarcidae) и трехиглая колюшка Gasterosteus aculeatus (Linnaeus, 1758) (Gasterosteidae). В глубоководных проливах найдены карепрокты Careproctus sp. (174–234 м) и бледный ликод Lycodes pallidus Collett, 1879 (105–348 м). Арктический голец Salvelinus alpinus (Linnaeus, 1758) (Salmonidae) обитает в некоторых озерах архипелага. Это – первая находка трехиглой колюшки на востоке Карского моря.

Том 325 (1), 2021

Дата опубликования 25 марта 2021 г.

Таксономический статус гадюк Pelias (kaznakovi) комплекса из бассейна среднего течения реки Кура в Восточном Закавказье

Сравнительно недавно кавказская гадюка была найдена в ряде локалитетов Южной Осетии (Туниев и др. 2017а,b; Tuniyev et al. 2019) и в нижнем створе Боржомского ущелья Восточной Грузии. Животные из новых локалитетов сравнены с Pelias kaznakovi из Западного Закавказья – северо-восточной Турции и P. dinniki. Обнаружены существенные отличия в средних значениях ряда пластических и меристических признаков змей из левобережного бассейна среднего течения р. Кура в Восточной Грузии и Южной Осетии, в сравнении с Pelias kaznakovi из Краснодарского края и Абхазии, а также дискриминация групп, выделенных по принципу географической и половой принадлежности, в ходе дискриминантного анализа. Кластерный анализ по совокупности признаков фолидоза показал дистанцированность между P. dinniki и остальными формами «kaznakovi» комплекса. По результатам анализа митохондриального гена цитохрома b, гадюки из левобережного бассейна среднего течения р. Кура формируют отдельный кластер, не сестринский по отношению к Pelias kaznakovi. Базируясь на морфологических и молекулярных результатах, особенностях экологии, животные из левобережного бассейна р. Кура в Восточной Грузии и Южной Осетии, на наш взгляд, заслуживают статус самостоятельного вида. Вид назван в честь Бориса Туниева, внесшего значительный вклад в изучение герпетофауны Кавказа и таксономии щиткоголовых гадюковых змей. Среди представителей «kaznakovi»-комплекса самцы нового вида имеют минимальные значения длины тела, пилеуса, ширины головы, количества вентральных и подхвостовых щитков, а также щитков вокруг глаз; отмечены отличия и в строении гемипениса. Самки имеют минимальные значения длины тела, пилеуса, ширины головы, количества щитков вокруг глаз и скуловых щитков, меньшее количество петель зигзага. Все известные находки приурочены к левобережному бассейну среднего течения р. Кура от Боржомского ущелья (восточный склон Месхетского хребта) в Грузии до среднегорных р-нов Южной Осетии (восточные предгорья Лихского хребта и южные отроги Центрального Кавказа). Биотопы нового вида характеризуются более ксеро-мезофильными чертами и умеренно-теплым мезоклиматом, чем типичные мезофильные биотопы севе-ро-колхидских (Краснодарский край – Абхазия) и, особенно, аджаро-лазистанских (Грузия – Турция) P. kaznakovi, обитающих в условиях влажного субтропического климата.

Новый вид Gymnelus (Perciformes, Zoarcidae) из вод Гренландии, сходный с G. viridis

Бельдюговые рыбы рода Gymnelus Reinhardt населяют шельфы северной части Тихого океана и Арктики. Новый вид гимнелов G. pseudosquamatus sp. nov. описан из траловых сборов, выполненных на глубинах у юго-западной Гренландии. Он оказался наиболее сходен с типовым видом рода, обыкновенным гимнелом G. viridis из прибрежных вод Гренландии. Признаки последнего уточнены по материалам из типового местонахождения (включая неотип и экземпляры Рейнхардта). Оба вида входят в группу Gymnelus с прерванной супратемпоральной комиссурой и числом сенсорных супратемпоральных пор 2 (1+0+1); спинной плавник у обоих начинается над грудным плавником. Два вида различаются комплексом признаков, включая габитус. У G. viridis тело спереди вальковатое, округлое в поперечнике, наиболее высокое у начала анального плавника; в передней части спинного плавника лучи укорочены и скрыты в плотной, несколько студенистой коже. Тело G. pseudosquamatus сжатое с боков, наиболее высокое спереди; лучи в начале спинного плавника удлинены равномерно, мембрана плавника не утолщена. Статистически значимы различия по числу позвонков, лучей в спинном, анальном и грудном плавниках и числу челюстных зубов, а также по комплексу пластических признаков (длина и высота головы, высота тела, антедорсальное расстояние, длина грудного плавника, диаметр глаза, длина жаберного отверстия). Окраска G. pseudosquamatus характерна: на общем фоне из 8–16 широких узорчатых полос кожа испещрена мелкими светлыми пятнышками, создающими иллюзию наличия чешуи (за это вид и получил свое название – «pseudosquamatus», обманчивый гимнел). В то время как G. viridis населяет зону макроводорослей в прибрежных водах, новый вид встречается на глубинах 100–457 м вдоль кромки шельфа юго-западной Гренландии. Из синонимии вида G. viridis следует исключить Ophidium stigma Lay et Bennett, 1839 (= Gymnelus stigma), поскольку в описании последнего указано наличие чешуи на теле, отсутствующей у всех представителей рода Gymnelus.

Филогеография скальных ящериц комплекса Darevskia (caucasica) (Lacertidae: Sauria) по результатам анализа митохондриального гена цитохрома b

Ареал представителей комплекса Darevskia (caucasica) (D. alpina, D. с. caucasica, D. c. vedenica, D. daghestanica) охватывает Главный Кавказский хребет и его отроги на южном и северном макросклонах в пределах высот от 500 м до 3200 м над уровнем моря. В работе проанализирован участок митохондриального гена цитохрома b (1096 п.н.) от 48 особей этих ящериц, собранных в 23 локалитетах. Обнаружены 39 уникальных гаплотипов. Минимальные значения показателей генетического разнообразия выявлены у D. c. vedenica, максимальные – у D. c. caucasica. Все таксоны комплекса, за исключением веденской ящерицы, демонстрируют генетическую гетерогенность. На дендрограмме филогенетических отношений можно выделить четыре клады, соответствующие D. alpina, D. с. caucasica, D. c. vedenica, D. daghestanica. D. с. caucasica формирует две обособленные гаплогруппы. Выборка веденской ящерицы сформировала самостоятельную кладу на дереве, близкую по положению к номинативному подвиду кавказской ящерицы. По митохондриальному маркеру комплекс Darevskia (caucasica) полифилетичен: нуклеотидные последовательности D. alpina сформировали единую кладу с Darevskia (saxicola), образовав субкладу с последовательностями D. brauneri. Пример популяции D. daghestanica, обнаруженной в лесном биотопе без скальных выходов и генетически не отличающейся от особей с сопредельной территории, свидетельствует о способности скальных ящериц осваивать не свойственные им биотопы за короткий период времени. Генетическая дистанция между D. c. vedenica и D. с. caucasica сопоставима с таковой для пары D. с. caucasica и D. daghestanica. Мы предполагаем наличие самостоятельной формы D. caucasica ssp., обитающей в Южной Осетии и на сопредельных территориях.

Цикадовые семейства Achilidae (Hemiptera: Auchenorrhyncha: Fulgoroidea) в Объединенных Арабских Эмиратах

Это первый обзор цикадовых семейства Achilidae Объединенных Арабских Эмиратов. Два вида ахилид указаны для страны – Akotropis fulgens Linnavuori, 1973 и Deferunda incompta Dlabola, 1961. Находка D. incompta в ОАЭ является самой западной точкой ареала рода Deferunda Distant, 1912 и первым указанием этого рода с Аравийского полуострова. Даны фотографии внешнего вида A. fulgens и D. incompta, причем, последний вид проиллюстрирован впервые.

Остатки крупных млекопитающих с эпиграветтийской стоянки Юдиново

Стоянка эпохи эпиграветта Юдиново (Брянская область, Россия) была открыта в 1930 году К.М. Поликарповичем. Она расположена в долине реки Судость и имеет уникальную стратиграфию. В статье представлены результаты изучения остатков крупных млекопитающих, а также обсуждается их значение для пересмотра прежней интерпретации существования этой стоянки в самом конце финальной стадии позднего плейстоцена. В общей сложности 38 268 костей млекопитающих было обнаружены в культурных слоях в результате раскопок 1947–2019 гг. Состав фауны относительно скуден, с доминированием шерстистого мамонта и песца, что типично для холодной и сухой тундростепи. Нами также был задействовано отслеживание стабильных изотопов в костях. В результате анализа показано, что древние люди охотились как на взрослых, так и на молодых крупных млекопитающих. Основываясь на последовательности прорезания и степени изношенности коронки молочных зубов молодых животных, мы смогли уточнить сезон их смерти. Вероятнее всего они были добыты в конце весны или в начале осени. Здесь обнаружены следы от зубов собак (погрызы) на отдельных костях. Мы представляем в этой статье также результаты исследования так называемых “жилищ”, которые были сложены из частей тела и костей, которые были извлечены из туш недавно убитых мамонтов. Мы интерпретируем эти структуры как ритуальное погребение остатков добытых на охоте животных. Можно предположить, что эти “жилища”, вероятно, были важной частью социально-символической системы людей, которые их создали.

Фаунистический комплекс раннеплейстоценового местонахождения Мухкай 2

Раннеплейстоценовое местонахождение Мухкай 2 было обнаружено в 2006 г. в Центральном Дагестане (северо-восточный Кавказ, Россия). Археологическое изучение памятника проводилось под руководством члена-корреспондента РАН Х.А. Амирханова (Институт археологии РАН, Москва). В статье изложены результаты исследования остеологического материала из раскопок 2006–2017 гг. Культурные слои, содержащие каменные орудия и кости млекопитающих, обнаружены в толще обратно намагниченных коричневато-серых окаменелых суглинков. Нами было определено 14 видов крупных млекопитающих, наличие которых позволило уточнить время существования данного фаунистического комплекса, а также особенности природного окружения во время образования местонахождения. Лошадь Стенона и этрусский волк доминируют в фауне Мухкая 2. Все виды крупных млекопитающих, обнаруженные на данном местонахождении, являются обитателями открытых и полуоткрытых ландшафтов, жители закрытых биотопов здесь отсутствуют. Похоже, это была сухая саванна – степь с небольшими участками лесной растительности. Климат в это время был теплым и довольно засушливым. Скорее всего, животные погибли здесь по естественным причинам, а их тела были захоронены на дне древнего слабосоленого временного водоема. Состав териофауны Мухкая 2 позволяет датировать данное местонахождение временным интервалом 2.1–1.77 млн л.

Параметры онтогенеза и модель динамики численности популяции Panagrolaimus detritophagus (Nematoda: Rhabditida) in vitro

Выявлены параметры онтогенеза и цикла популяции in vitro нематод бактериофагов Panagrolaimus detritophagus, комменсалов усача Monochamus galloprovincialis из сосны Pinus sylvestris; нематоды используют жуков в качестве переносчиков. Среднее время развития от яйца до личинок (T): J2 – 1–2 дня, до J3 – 3–4 дня; до J4 – 4–7 дней; до половозрелой особи (G, генерация) – 7 (6–8) дней. В лабораторных культурах популяционный цикл равен 4 поколениям и завершается с 90% долей диапаузирующих личинок J3 (34 день). В фазе роста популяции доля яиц превышает доли других стадий цикла развития: 39±11% – 7 дней; 53±10% – 21 день. Средняя скорость яйцекладки самки 4.5±1.3/сут, из них только 56±12% яиц приступают к немедленному развитию. Остальные яйца вступают в развитие после 27 дней (4 индивидуальных генераций), что можно рассматривать как форму задержки или краткой диапаузы. Отдельные самки могут накапливать в теле до 4 синхронных яиц и откладывать их единовременно. Средняя продолжительность жизни самки в половозрелом состоянии 13–20 дней. Разработаны формулы экспоненциального роста числа самок и общей популяции нематод.

Изменчивость параметров терморегуляции обыкновенной гадюки

Представлены результаты обработки данных непрерывной регистрации температуры тела с помощью логгеров, полученные при вольерном содержании 23 особей обыкновенной гадюки Vipera berus L. в Карелии (62.068310° с.ш., 33.958824° в.д.). Количественно оценены 9 температурных характеристик, подразделяемых на 2 группы – термоэкологические, описывающие зависимость хода температур тела гадюки от теплового потока среды и термофизиологические – устойчивые параметры терморегуляции. Рассмотрены факторы, обуславливающие изменчивость температурных характеристик: время суток, погодные условия, морфометрические показатели особи. Выявлена широкая индивидуальная изменчивость термоэкологических показателей и низкая изменчивость термофизиологических показателей, не связанная со значимыми отличиями у разных особей. Параметр «максимальная добровольная температура», характеризующий температуру тела при избегании перегрева, наиболее близок к физиологическому параметру терморегуляции, получение таких данных – очень трудоемкий процесс, связанный с расшифровкой поведения змеи по видеозаписям. Показатель, дающий близкие значения к максимальной добровольной температуре, имеющий очень простой алгоритм расчета – «медианная активная температура (для выборки температур выше 30°С)»; однако он требует для анализа объемный ряд непрерывно фиксируемых записей температуры. Точный, статистически устойчивый параметр «максимальная типичная температура» дает представление об истинной максимальной температуре, характерной для вида, но имеет сложный метод расчета. Эти термофизиологические параметры рекомендовано использовать для внутрипопуляционных и межвидовых сравнений.

Об обстоятельствах передачи коллекции бабочек великого князя Николая Михайловича Зоологическому музею в Санкт-Петербурге

В работе рассмотрены обстоятельства передачи в 1899–1900 гг. Зоологическому музею Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге крупнейшей коллекции бабочек, собранной великим князем Николаем Михайловичем Романовым за 26 лет. Дар был совершен при условии, что коллекция сохранит название жертвователя; что при ней, ввиду ее обширности, будет находиться особый хранитель; что она останется неприкосновенной и без пополнений, кроме могущих поступить видов из пределов Российской империи; что она будет доступна для работ ученых и специалистов, интересующихся этой отраслью. Два требования были добавлены чуть позже. Коллекцию следовало хранить в тех же шкафах, что были у великого князя. Хранителем должен был быть оставлен Отто Герц с предоставлением ему должности старшего зоолога, с зачетом времени работы у великого князя. Основные источники — протоколы заседаний Физико-Математического отделения Императорской Академии наук, отчеты музея, книги поступлений из научного архива Зоологического института РАН, материалы Санкт-Петербургского филиала архива РАН и Российского государственного исторического архива.

 

 

© Зоологический институт Российской академии наук
Последнее изменение: 25 декабря 2021 г.